«Руины, но мы их любим!» Что переживают села Херсонщины после освобождения


Красивый частный дом, с современным ремонтом, большой двор, терраса, кованые ворота и баня – так до прихода российской армии выглядело жилье семьи Веселовских. Теперь же здесь только пожарище. Дом выгорел дотла, в некоторых местах даже попадали стены.

«До сих пор не верится, что это с нами произошло, как страшный сон, и такое впечатление, что мы еще не проснулись. Боже, какой это был чудесный дом, и что от него осталось. Ничего не осталось. «Рашка» – вы твари, вы просто твари, вы даже не Россия – вы Московия, которая вылезла из болота и в болоте утонет», – не сдерживает эмоций в разговоре с Алла Веселовская .

Алла Веселовская готовит еду на костре во время российской оккупации. Высокополье

Алла с мужем Сергеем жила в поселке Высокополье Херсонской области. Они не смогли уехать перед приближением российских захватчиков из-за необходимости ухода за пожилыми родителями.

Высокополье российские войска заняли 13 марта 2022 года. По словам очевидцев, первыми заходили формирования из так называемых ЛДНР, а за ними подразделения из Бурятии.

«Они, прежде чем зайти в поселок, сначала накрыли нас Градами. Мы прятались в подвалах. А на следующий день, когда уже захватили Высокополье, они говорили, что мол наши ВСУ стреляли. Знаете, был такой же сценарий, как и в Донецкой области в 2014-м», – говорит Алла Веселовская.

Дом семьи Веселовских до и после оккупации

Алла рассказывает, что российские солдаты выгнали их из дома – там они обустроили свой штаб. Два месяца супруги жили в доме своих родителей, не имея возможности уйти домой.

Из-за постоянных обстрелов поселок оказался отрезанным от коммуникаций – не было электричества, газа и водоснабжения. Еду готовили на улице на костре.

«Однажды я была сама дома и услышала, как собаки лают. Я посмотрела в окно – четверо с автоматами стояли за калиткой, а один лез прямо через забор. Они сказали: «Давай хозяйка ключи от машины». Говорю, что она не работает, а они – давай, мы заведем. Потом они вышли и сказали, что машину не завели, но еще вернутся и ушли.

И знаете, такие болваны оказались, один из них забыл за воротами свой автомат. Потом, когда я присела и начала отходить от стресса, они вернулись назад, и тот, что забыл автомат, говорит мне – я свой автомат заберу? А я в ответ только угукнула, а что еще я могла сказать», – вспоминает в разговоре с Алла Веселовская.

Алла Веселовская, жительница Высокополья, Херсонская область

Из Высокополья семья Веселовских вырвалась 22 апреля. Пешком, везя маму на инвалидной коляске, шли более 10 километров. На подконтрольную Украине территорию вышли в районе городка Зеленодольск.

«В тот день много россиян собралось в нашем доме, они собирались париться в бане. И мы, когда вышли к нашим разведчикам, мы им сразу сказали, что нужно туда немедленно стрелять, потому что их там очень много. Мы понимали, что это наш дом, но так хотелось, чтобы их уничтожили», – говорит женщина.

В начале сентября украинская армия активизировала контрнаступление в Херсонской области и освободила ряд населенных пунктов. 4 сентября были подняты украинские флаги и над Высокопольем. Отступая, российская армия оставила множество разбитых домов, разрушенную инфраструктуру и десятки убитых животных.

Поднятие украинского флага над Высокопольем

Вместе с Высокопольем ВСУ удалось освободить еще и населенные пункты Миролюбовка, Нововознесенское и Ольгино.

Стреляли под ноги

В Ольгино всю свою жизнь прожила Ольга Салтан . Говорит, работала библиотекарем, радовалась жизни и писала стихи. С приходом россиян вся жизнь перевернулась.

«Стреляли нам под ноги. Мы вышли из дома, а они автоматную очередь дали под ноги, чтобы мы не выходили. Но так стрельнули, что штукатурка со стен на террасе облетела. Сказали нам белые повязки на руки надеть и во дворах, где живут люди, на ворота прицепить белые тряпки. Вот так белое полотенце я прервала пополам – на руку повязала, на ворота повязала, чтобы видели», – рассказывает Ольга Салтан.

Ольга Салтан, жительница села Ольгино, Херсонская область

Женщина вспоминает, как российские военные пытались настроить ее и местных жителей против Вооруженных сил Украины и украинской власти.

«Они говорили – видите, что по нам стреляют, это же ваши стреляют. А я им ответила, что вижу, все вижу. Больше ничего не говорила, а о себе подумала, что если бы они не пришли сюда, было бы тихо, и их сюда никто не приглашал. Нас защищать не надо, нас не от кого защищать», – говорит Салтан.

В момент оккупации, в доме Ольги и по соседству находились психически нездоровый мужчина, две дочери и внуки.

Первой, в середине марта, на подконтрольную Украине территорию удалось вырваться старшей дочери. 23 апреля, на свой страх и риск решили бежать и остальные члены семьи. Идти пешком пришлось почти 15 километров. Но даже теперь, через полгода, вспоминая те дни, Ольга не может сдерживать эмоции – слезы так и наворачиваются на глаза.

«Уходя, мы наткнулись на минное поле. Так сложилось, что мы сходили с дороги, а перед этим прошел дождь и немного смыл пыль с верхнего слоя грунта, и мы увидели эти мины. Они были круглые, а сверху на крышке была надпись off и on. Их было очень много и они были расставлены в шахматном порядке. Прежде чем увидеть все это, дочь чуть не наступила на одну. Мы прошли по этому полю около полукилометра, а может и километр, сейчас уже трудно вспомнить точно. А потом, когда вышли на дорогу, попали уже на наши позиции, к нашим ВСУ-шникам. Конечно плакали, дрожали, боялись, а потом они к нам пришли, и мы очень обрадовались. Это такая незабываемая встреча была, что я буду ее помнить всю жизнь», – вспомнила Ольга Салтан, жительница села Ольгино.

Жители Херсонщины эвакуируются в направлении Зеленодольска, апрель 2022 года

Жители Высокопольской громады, с которыми мы пообщались, рассказывают об исчезновениях и убийствах местных жителей. Алла Веселовская пересказывает увиденное ее мужем.

«С самого начала, когда они пришли, сразу начали исчезать люди. Однажды моего мужа долго не было дома, шел сильный дождь, а потом, когда вернулся, он был сам не свой. Я его спросила, где он был, а он мне ответил, что надо было похоронить двух человек. Я ему говорю: «Боже, а как же вы их хоронили?», – а он ответил, – «Я и еще двое парней, вырыли две ямы, потом привязали к велосипеду тачку, погрузили на нее гроб, вот так и везли ». Вот так хоронили людей. Многие похоронены во дворах своих, в садах, огородах», – отметила Алла Веселовская.

Готовя этот материал, мы еще познакомились с жительницей Высокополья Ириной Безрук . Женщина с тремя детьми эвакуировалась из Высокополья 24 апреля 2022 года. Ее муж Григорий Шуль остался охранять хозяйство и через два дня после того, как Ирина с детьми вышла на подконтрольную Украине территорию, связь с Григорием исчезла.

«Мой муж Григорий провел нас в Зеленодольск. Он говорил, что приедет позже. После этого он вернулся домой. В последний раз он выходил на связь 26 апреля, через два дня после того, как мы вышли, и с тех пор связь с ним исчезла», – поделилась с Ирина Безрук.

Ирина Безрук и Григорий Шуль, мужчина исчез 26 апреля 2022 года в пгт Высокополье

Также исчезли и близкие Ольги Салтан – ее зять Владимир Гергель и его племянник Сергей Демьяненко . 19 июля в 6 утра они вышли на эвакуацию из села Ольгино – но до намеченной точки так и не дошли.

«Они шли в Высокополье, кто-то говорил, что их там посадили в какую-то машину, кто-то рассказывал, что их расстреляли. Мы в поисках, потому что не может быть такого, чтобы исчезли двое мужчин, и никто ничего не видел», – рассказала Ольга Салтан.

Владимир Гергель и Сергей Демьяненко, жители села Ольгино

28 сентября Ольга сообщила редакции, что в районе Высокополья нашли тела Владимира и Сергея. На трупах явные следы насильственной смерти и пыток.

Трудная гуманитарная ситуация

До полномасштабной войны в Высокополье проживало около четырех с половиной тысяч человек. По словам очевидцев, на момент освобождения в поселке оставалось около трехсот человек. В основном это пожилые люди или люди с инвалидностью, и они нуждаются в гуманитарной помощи. В настоящее время ее оказывают волонтеры, полиция, ВСУ и военная администрация.

«Гуманитарная ситуация в освобожденных селах северной Херсонщины, это та информация, которой я владею, – стабильно напряженно плохая или даже стабильно напряженно катастрофическая. Потому что села, находясь под оккупацией, не могли получать помощь от украинской стороны, ведь оккупанты не допускали на эту территорию украинских волонтеров. Надлежащую помощь от оккупантов они тоже не получали, потому что это оккупанты, они умеют только обещать. Это не пропаганда, это не разговор – это реальная практика и ситуация», – рассказал во время интервью Андрей Селецкий , волонтер общества Красного креста Украины.

Андрей Селецкий, волонтер общества Красного креста Украины

Доступ к освобожденным селам сейчас ограничен. Российская армия не прекращает артиллерийские обстрелы уже деоккупированных территорий. Поэтому возвращаться в свои дома еще опасно, отмечают военные. Но многие из местных жителей все же рискуют и возвращаются в свои дома – разбирают завалы, облагораживают жилье и готовятся к зиме.

«Несмотря на то, что у меня такое делается, что за спиной руины, – я свои грядки в порядок приведу. Вот вчера военные зашли к нам и удивлялись, что у нас во дворе пепелище, а я сорняк рву. А я им говорю: «Конечно, я не знаю, как будет дальше, но мы отстроимся». Хотя сбережений у нас нет, мы все, что зарабатывали, вкладывали в свою красавицу, в свой дом. Мы очень любили свой дом. Просто не передать, как мы его любили и любим. И пусть руины – мы его любим», – поделилась с Алла Веселовская.

  • Минреинтеграции Украины призывает жителей деоккупированных регионов, находящихся в эвакуации, не возвращаться домой, пока не будут восстановлены все системы жизнеобеспечения населенных пунктов и пока существует риск жизни гражданских лиц.
  • Министерство советует зимний период пережить в безопасных местах.

СПРАВКА: Российское полномасштабное военное вторжение в Украину продолжается с утра 24 февраля. Российские войска наносят авиаудары по ключевым объектам военной и гражданской инфраструктуры, разрушая аэродромы, воинские части, нефтебазы, заправки, церкви, школы и больницы. Обстрелы жилых районов ведутся с использованием артиллерии, реактивных систем залпового огня и баллистических ракет.

Россия отрицает, что ведет против Украины захватническую войну на ее территории и называет это «специальной операцией», которая имеет целью «демилитаризацию и денацификацию».

Ряд западных стран, включая США и страны ЕС, ужесточил санкции в отношении России и осудили российское неспровоцированное широкомасштабное вторжение и российские военные действия в Украине.

***

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта: https://krymrupbxnasmluta.azureedge.net/ Также следите за основными новостями в Telegram,Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Предыдущая Аршинцевский пляж сползает в море: уже рушится облицовка «шайбы»
Следующая Подоляк: переговоры с РФ могут возобновиться, когда ее армия полностью уйдет из Украины, включая Крым

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.