«Русский добровольческий корпус» в составе ВСУ: за что русские воюют против Путина


Один корректировал огонь украинской артиллерии, как потом оказалось, по родному брату – двигавшемуся на Киев росгвардейцу. Другой – коренной москвич – загорелся идеей собрать целое подразделение россиян, готовых бороться за будущее Украины, хотя до 24 февраля не умел пользоваться автоматом. Кто они, бойцы «Русского добровольческого корпуса»? Почему воюют против российской армии? Читайте об этом в интервью Радіо Свобода.

Александр и Денис являются членами «Русского добровольческого корпуса» в составе ВСУ. Их подразделение который месяц выполняет боевые задания на фронте. И, как уверяют бойцы, в первую очередь ради будущего Украины, а не России. Мы задали им вопросы:

  • Как они реагируют на вопрос, не являются ли агентами ФСБ или ГРУ России?
  • Боролись ли против режима Путина, когда жили в России?
  • Почему командиру «РДК» запрещен въезд в Евросоюз?
  • Кто, кроме «нелегалов, актеров и поэтов», среди его подчиненных?
  • Какие проверки спецслужб они проходят, прежде чем получить оружие?
  • Что для них Русь? Какая разница между русскими и россиянами?
  • И каким видят завершение войны?

– Украинский понимаете?

Александр , военнослужащий «Русского добровольческого корпуса» ВСУ :

– Да.

Денис , командир «Русского добровольческого корпуса» ВСУ :

– Понимаю.

– Интервью у нас будет на украинском. Но сначала российский паспорт покажите, пожалуйста. Какие эмоции он вызывает у вас?

– Эээ, пфф (Денис выдыхает, пауза – ред.). Я – гражданин Российской Федерации. Я останусь русским (в оригинале сказано «русским», далее в разговоре это тема для дискуссии – ред.). Меня пытаются мои бывшие товарищи выписать из русских, но национальность со мной до конца. Я передам ее своим детям. Гражданство – сегодня у меня такой паспорт, Бог даст – пойдем еще дальше, будет украинское.

Денис, командир «Русского добровольческого корпуса» ВСУ, показывает свой паспорт

  • Оба бойца хотят получить украинские паспорта, а российский называют «волчьим билетом».
  • Александр родом из Кемеровской области РФ – Кузбасса, который он называет «российским аналогом Донбасса». После учебы жил в Новосибирске. В 2017 году женился на украинке, затем связал часть своего строительного бизнеса с Украиной, а еще понял – дома, в России «все сильнее подкручивают гайки людям, имеющим даже приблизительное отношение к националистическим правым кругам». Поэтому решил переехать в Украину. Осел в Киевской области, в Ирпене.
  • Денис – командир «РДК», иронически кичится тем, что «москвич во втором поколении». Вместе с родителями не один год жил в Европе. Рассказывает: обучался в Нидерландах и Германии. Потом вернулся в Москву. В 2014 году приезжал в Киев на Евромайдан, а после Революции достоинства, говорит, убедился: «свобода в полном смысле слова – это синоним Украины». Так что в 2017 году решил «перебраться туда, где свободнее». Среди прочего – устраивать турниры по ММА (смешанных единоборств – ред.). Пробелы в биографии Дениса – тема отдельных вопросов из-за ряда публикаций СМИ. Об этом – дальше.

Александр, слева, и Денис, справа – солдат «РДК» и командир этого подразделения в составе ВСУ

– Когда вы решили защищать Украину с оружием в руках?

Александр: До войны, пожалуй, недели через три. Мы с семьей решили немного подготовиться, собрать «тревожные чемоданы», наметить план. Позвонил по телефону соседям – доставали из сейфов карабин, «помпу». Среди нас было двое профессиональных военных, уже в отставке, и начали поднимать старые связи, спросили, чем можем быть полезны в Ирпене.

Денис: 24 февраля я выбежал из дома в голубых штанах, куртке из кожзама, летних кроссовках, правда, в двух парах носков и с ножом (Денис улыбается – ред.). Безопасность моей семьи – самое главное в принципе решения. 24 февраля в 2 часа дня я посадил их в автомобиль, с тех пор, к сожалению, не видел.

Дальше большой вопрос был, где вообще найти экипировку, оружие, как это все происходит (приобщение к добровольческим формированиям ВСУ – ред.). Прибился к нашей обширной националистической «правой сборной». До конца марта я был в Киеве, в отличие от Александра, в боях не участвовал. Помогал раздавать гуманитарку, охранял волонтеров, патрулировал вокзал, разносил лекарства. А потом уже был мой первый боевой выезд в Николаев.

– Российские медиа сделали вам контраверсийную репутацию. В российских медиа вы – «неонацисты, скинхеды, футбольные хулиганы».

Денис: Не только русские.

– Не только русские. Иностранные, украинские издания тоже пишут:

«Денис – российский футбольный хулиган, основавший бренд одежды для белых националистов», – Кристофер Миллер, Радіо Свобода, 2018 год

«В 2017 году в Украину приехал известный российский неонацист Денис […] В 2014 году хулиганы «Кельна» избили фанатов еще одного немецкого ФК – «Шальке». Из-за столкновений полиция открыла уголовное дело, Денис был среди подозреваемых. Суды продолжались как минимум до 2017 года», – Заборона, 2020 год

– Так вот, Денис, у вас есть запрет на въезд в ЕС на 10 лет. Можете рассказать почему?

– Я организовывал турниры по смешанным боевым искусствам, скажем так, патриотической, националистической среде. В России, во Франции, Италии, Германии, Польше. Мой вид на жительство аннулировали, и власти Федеративной Республики Германии признали меня угрозой демократическому строю и демократическим ценностям.

– «Неонацисты воюют за Украину» – замечательное название для пропаганды. Есть ли гарантии, что вы – не «консервы русские»? Имею в виду, «засланные казачки»? Спецагенты российские?

Денис: Никаких гарантий, конечно, дать никто не может. Если все, что мы делаем, если тот риск, который мы подвергаем себя и наши семьи, не является достаточным доказательством, что мы делаем это искренне, мы здесь, конечно, бессильны.

Родители, семьи бойцов «РДК» – к ним уже ходят офицеры ФСБ, тоже их кошмарят. Ну, пока, слава богу, вербально – забрали телефон, например, у матери одного нашего бойца. Поэтому доказывать, что мы делаем – что мы – не шпионы, спящие агенты, «консервы», я не хочу. Лично для меня унизительно каждый раз отвечать на этот вопрос.

Денис, командир «РДК»

– Какие проверки каких спецслужб вы прошли в Украине?

Денис: Непосредственно спецслужбы я, наверное, называть не имею права. Разумеется, это анкетирование, понятно, что это полиграф, понятно, что о каждом из нас составлен психологический портрет.

Когда выделился белорусский полк Кастуся Калиновского (подразделение из белорусов в ВСУ – ред.), я начал думать, а почему мы не можем собрать этническое русское подразделение? И я начал с этой идеей носиться с середины весны. Не буду рассказывать, сколько порогов обил. Ибо если ранения, кто будет заниматься нашим лечением – сами, на уровне энтузиазма?

Самое главное, с чего началась наша более-менее официальная жизнь – это 98-й батальон ТРО «Азов», Днепр. Их комбат – мой хороший приятель, еще со, скажем так, вокруг футбольных старых времен. Поверил мне и доверил участок фронта. Ну, а дальше уже были всяческие забавные ситуации.

Помню, в начале войны отвечаю на звонок, со трубки:

– Алло, «пальаница» (оригинальное произношение сохранено – ред.)! Я в ответ: «Да я – русский»!

– А, и*******, – бросают трубку на том конце (смеется – ред.).

– Паляница.

– Это мне не под силу (улыбается – ред.). А вообще под задачу мы можем у нашего руководства попросить практически любое вооружение, в том числе тяжелое, данные разведки и т.д.

– Кто в целом есть в вашем подразделении, в контексте профессии, прибытии в Украину?

Денис: И актеры, и беглые каторжники (смеется). Есть парень, который в 2014 году был совершенно пьян идеями русского мира. Он уехал в Россию, прожил там несколько лет, ему стало все понятно, он вернулся назад и сейчас воюет в составе «Русского добровольческого корпуса».

Есть парень, отдавший 6 лет армии Российской Федерации, тоже разочаровался в этой системе. Есть человек, отдавший 7 лет жизни службе в Министерстве внутренних дел Российской Федерации, например. Достаточное количество – беглецы из России, нелегально пересекавшие границу.

Боец «РДК» Александр

– Есть бой, который вам больше всего запомнился?

Александр: 5 марта в Ирпене. Выкатились два или три танка и гаубицы, начали обстреливать жилищный комплекс. И плюс еще минометная батарея у них (российских войск – ред.) стояла. А нас с десяток людей на крыше были, а потом бежали вниз, как в фильме «Матрица» – на улице все горит, сыплются снаряды. В течение следующих двух суток мы еще с боями шли из Ирпеня в Киев.

Денис: Самый яркий эпизод – наш первый боевой выезд (в Николаевской области – ред.), фактически и самый неудачный. Мы должны были сбрасывать с дрона груз, потому что в одном месте были непуганные абсолютно российские солдаты. Но через пол часа уже ехали назад – у меня была разорвана связка на ноге, у товарища – обломок снаряда в голове. Там такой квадрат, куда просто мины летели одна за другой.

– Какие горячие точки вы вообще прошли?

Александр: Буча, Ирпень, Мощун, Николаев, Харьков, Донецкое направление, Запорожское направление.

Мой брат был и, возможно, сейчас есть, – не знаю, – сотрудником Росгвардии. Это ранее так ОМОН назывался российский (спецподразделение Национальной гвардии РФ – ред.).

За несколько недель до начала войны брат мне написал, что их будут «отправлять на учебу» в Смоленскую область России. Мне стало тогда очевидно все, и я его очень просил написать рапорт, сделать все, чтобы не ехать. Затем он исчез вообще из связи со всеми «мессенджерами».

Через дней 7-10 после 24 февраля мне написал один наш общий друг: «Он (брат Александра – ред.) лежит в Гомеле (в Беларуси – ред.) в больнице, в реанимации. Осколочное ранение серьезное». Брат мне потом написал, все карты сошлись. Их колонна шла через Бородянку, а мы тогда на Бородянку корректировали артиллерию как раз.

Александр рассказывает о брате

Их вывезли в Гостомель, эвакуировали оттуда с аэродрома на Гомель. Он мне сначала писал, что ужасно раскаивается. И что вообще их «везли охранять ЧАЭС», я ему говорю: «Вас везут в другое государство, на броне и с оружием»!

«Нас подставили, мы не знали, нас обманули». Но прошло еще какое-то время, и от него снова начались все эти истории о «коллективном Западе, натравившем славян друг на друга братьев» (во время этой фразы Александра Денис улыбается – ред.).

– Это ваш младший брат?

– Да. Не общаюсь больше.

– А с семьей вообще общаетесь в России?

– На бытовые темы могу с мамой поговорить. «Здравствуйте. Как обстоят дела? Все хорошо. Пока пока».

– Вы мне говорите, что вы – не россияне, а именно русские. Можете разъяснить эту разницу? И почему, когда я произношу название вашего подразделения, вы меня тоже исправляете, говорите, он «Русский добровольческий корпус», а не «российский»? К слову, на украинском языке это лексическое отличие исчезнет. Все равно будет российский.

Денис: Мы считаем, что россияне (в оригинале россияне – ред.) – это такая политическая нация, которую пытаются слепить на территории Российской Федерации. Эти видеоролики смешны, когда идут представители разных этносов и говорят: «Я – калмык, я – лакец, я – даргинец: мы – русские (в оригинале «русские» – ред.). Они (Кремль – ред.) хотят размыть понятие, что есть титульная нация и есть все остальные. А мы, напротив, этот момент выделяем.

Александр: «Российский» – в современных реалиях практически синоним слова «советский». Мы категорически против этого. Для нас это достаточно болезненно.

– Вы боролись с Путиным, власть которого вам не нравится, еще когда жили в России?

Денис: Я участвовал во всех знаковых демонстрациях, беспорядках, которые были в Москве, наверное, с 2006 года. «Беспорядки на Манежке», Болотная площадь. Бойцы «РДК», например, поджигали офис «Единой России» (господствующая российская политическая партия – ред.), кто-то поджигал собственность МВД и т.д. Дело в том, что я неоднократно говорил: протест в Украине, протест в Германии и протест в России – это совсем разные вещи.

В Российской Федерации вы выходите на одиночный пикет без бумажки у станции метро, через две минуты выскакивают силовики, вас скручивают, дают какую-то административную статью, и уехали – проблемы в учебе, проблемы на работе и т.д. Хотя вы просто вышли на одиночный пикет, который разрешен Конституцией РФ.

– Вы сейчас не пытаетесь продвинуть тезис, что большинство россиян не виноваты в войне против Украины? А это исключительно верхушка кремлевская ее развязала?

Денис: Ну, вы спросили лично обо мне – я сделал все, что мог. Я рисковал своей жизнью, здоровьем и свободой неоднократно, чтобы хоть как-то повлиять на политическую жизнь в нашей стране (России – ред.).

– А как вы думаете, в России возможен Майдан?

Денис: Возможен при большом количестве факторов. Например, если вернутся с фронта большие массы недовольных солдат, если сопротивление будет выдвигать политические требования. Не «Почему нам раздали плохие автоматы?», а «Почему мы вообще воюем?».

Я считаю, что есть три категории людей, которые остались в Российской Федерации. Одна категория – очарованные Z – те, кого мы, скорее всего, увидим в прицеле. С ними в принципе разговаривать не о чем. С ними за нас говорит наше оружие.

Им постоянно рассказывают, что «здесь (в Украине – ред.) ЛГБТ-зоофилия и ненавидят россиян». Тратить время на то, чтобы их расколдовать – совершенно неправильно. Есть небольшая часть людей, которые нас откровенно поддерживают – им, конечно, хочу сказать большое спасибо. Третья группа людей – достаточно большая. Это, скажем так, не определившиеся. Пишут мне: «Зачем нам воевать за Украину?»

Светлое будущее этих людей в России не ждет. Есть генеральная линия партии, чихнул мимо – все. Никаких протестов, никаких прав, никакого богатства. Была эра сверхдоходов энергетических, но Дубая, к сожалению, на месте Сызрани не возникло, тоже не возникнет и теперь, когда вообще там наступил невероятный кризис.

– Какое будущее ждет Украину и Россию, по вашему мнению?

Денис: Украина одержит победу на поле боя. Также она одержит самую главную победу – победу смыслов. Что воевать надо за свободу против неволи.

Александр: Украина победит, и после этого Россия уедет в совершенно темное будущее. Там начнется некая гражданская война или гражданские войны. Банды «пригожинских зеков» будут воевать с «кадыровцами». И непонятно, с кем еще.

А Украина? Давайте шагнем назад на 1000 лет и вспомним, каким был Киев в Х веке? Большой цивилизационный центр в Восточной Европе, вокруг которого строилась славянская цивилизация.

– Так исторический наследник Руси — это?

Александр: Это Украина, конечно.

СПРАВКА: Российское полномасштабное военное вторжение в Украину продолжается с утра 24 февраля. Российские войска наносят авиаудары по ключевым объектам военной и гражданской инфраструктуры, разрушая аэродромы, воинские части, нефтебазы, заправки, церкви, школы и больницы. Обстрелы жилых районов ведутся с использованием артиллерии, реактивных систем залпового огня и баллистических ракет.

Россия отрицает, что ведет против Украины захватническую войну на ее территории и называет это «специальной операцией», которая имеет целью «демилитаризацию и денацификацию».

Ряд западных стран, включая США и страны ЕС, ужесточил санкции в отношении России и осудили российское неспровоцированное широкомасштабное вторжение и российские военные действия в Украине.

***

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта: https://d57he05flrtpt.cloudfront.net/ Также следите за основными новостями в Telegram,Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Предыдущая «Праздник самоограничений»: в Крыму запрещают развлекаться в Новый год из-за войны
Следующая Земля для российских военных в Крыму. Реальность или пиар?

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.