«Сегодня был прилет. Трухануло сильно, но я не проснулся». Заметки крымчанина с войны


продолжают цикл заметок о буднях войны. На этот раз наш герой – крымский татарин в рядах ВСУ – носит позывной Хан, ездит на «ханмобиле», может спать во время обстрелов и надеется однажды сменить автомат на фотоаппарат (имя и фамилия крымчанина редакция не публикует из соображений безопасности – КР) .

Как я стал Ханом

Позывной у меня Хан . Получилось это так. Мне как-то наши ребята, тоже крымские татары, дали прозвище Дед. Почему именно такое? Я седой, у меня есть внуки – вот и дали. Оказавшись здесь, я решил не изобретать велосипед, и взять себе это прозвище как позывной.

Все было нормально, пока не оказалось, что в соседнем взводе тоже есть Дед. И он порой некоторые вещи «порол»: то вай-фай сломает, то еще что-то набедокурит. Плюс на учениях кто-то зовет: «Дед!», а поворачиваемся мы оба. И вот один из парнишек и говорит мне: «А давай, мы изменим тебе позывной. Ты же крымский, назовем тебя Ханом, будешь такой себе крымский хан». Почему нет? Так я стал Ханом.

Пацаны как услышали – так сразу грохнули: «Ха-ха-ха». «Не смейтесь, – говорю, – я не сам себе это выбрал».

Мою машину, кстати, называют «ханмобиль».

Когда мы собирались выдвигаться в эту сторону, начпрод (начальник продовольственной службы – КР) говорит: «Пацаны, вот вода, вот тушенка, гребите, что хотите – вам понадобится». Слава Аллаху, у меня свой бус, я затарился водой, едой, хлебом, горючкой.

Приехали сюда. А тут, хочет кто поесть, спрашивает: «Хан, у тебя в ханмобиле есть что пожрать?» Я вытаскиваю, делюсь. Весь батальон знает, что в ханмобиле есть всё: от еды до воды. Проблем с этим у Хана нет. Я постоянно пополняю свои запасы. Начпрод уже знает: если я беру что-то в машину, то со многими делюсь.

Кстати, сладкое здесь несильно идет. Довольно быстро уходит тушенка, классно идут колбасные фарши. А вот равиоли в банках не зашли – едим их, когда нет ничего другого.

Автомобиль украинских военных сил, иллюстрационное фото Рядом со смертью

Мы находились в самом эпицентре обстрелов. Теряли людей. Поначалу прилетали минометы, грады. Потом мы поняли, что это за счастье. А что за несчастье? Прилетели две авиаракеты, попали в два объекта, погибли люди.

Кто-то на войне становится очень религиозным. А я как был грешником, так и остаюсь им.

Когда ты стоишь рядом со смертью, тебя может сломать. На моих глазах человек, который в пункте обучения рвался в бой, сейчас боится собственной тени. Другой, когда мы выехали из-под обстрелов, начал плакать и плакал в течение двух недель.

У меня почему-то не было страха. Говорю безо всякого бахвальства, и это могут подтвердить люди, стоявшие рядом со мной.

Военнослужащий ВСУ в окопе на боевых позициях, иллюстрационное фото

Вот был случай. Спим мы в квартире в одной комнате: я, один парнишка и командир отделения. Начался обстрел. Я отодвигаю занавеску. Тут рядом прилетела мина. Я говорю: «Вот, близко упало». И в этот момент спящий парнишка издает громкий храп. Я давай смеяться. А командир отделения говорит: «Хан, ну дайте, пожалуйста, поспать». Меня еще больше порвало.

Окоп – это лотерея. Может так прилететь, что там ты и останешься. Хотя, конечно, он может и спасти жизнь, если прилетит рядом, но ты не окажешься в зоне поражения осколками.

Копать окоп мне пока не довелось. Там, где мы находились, нам сказали: «Пацаны, даже не думайте копать окоп, потому что изменение ландшафта сразу приведет к тому, что сюда прилетит». Они же тоже посылают беспилотники. Где тогда прятаться? Где найдешь, там и прячешься.

Сон солдата

Нас тут четверо крымских татар, мы держимся вместе, и бывает так, что спим в машине, в моем бусе. Один остается дежурить, охраняет наш сон. Каждый спит с калашом в обнимку, естественно. В случае чего – накидываешь броник, надеваешь каску и побежал.

Мне подогнали английские плиты на плитоноску, они легкие, от них не болит спина. Плюс я себе заказал разгрузку, РПС – это ременно-плечевая система. Многие носят магазины на груди, в разгрузочных жилетах. Как по мне, это очень неудобно. Если ты ведешь стрельбу лежа, то нужно потратить время и повернуться набок, чтобы вытащить с пуза магазин и поменять его. А РПС доказали свою эффективность. Просунул руку, вытащил магазин с пояса, поменял.

Бывает не высыпаешься совсем, особенно если ты в нарядах. А на передовой вообще сон рывками. Сегодня, кстати, был прилет недалеко, трухануло сильно, но я не проснулся.

У меня как: я ложусь спать, дотронулся головой до подушки, щелчок – и я выключен. При этом храплю очень сильно.

Противотанковые гранатометы, стволы пулеметов и патроны на позициях украинских военных, иллюстрационное фото Фотоаппарат вместо автомата

Хочешь не хочешь, а автомат – это продолжение тебя. Ты его холишь, лелеешь, постоянно чистишь, потому что прекрасно понимаешь, что от его безотказной работы зависит твоя жизнь и жизнь окружающих. Ты же должен прикрывать еще своих людей. Ты стреляешь, кричишь: «Пустой!». Соседний кричит: «Я крою!» И пока он тебя прикрывает, ты меняешь магазин.

Могу ли я представить, что наступит мирное время и мне придется с моим автоматом расстаться? Да, спокойно. Я мирный человек, у меня есть куда целиться – ведь у меня есть фотоаппарат. Я спокойно сменю автомат на фотоаппарат, и может, буду снимать свадьбы или вольюсь фотокором в какое-то СМИ.

Вот у нас есть парень. Мы сегодня готовили дымламу, а он это все снимает: «Наши мастера готовят дымламу». Ему это доставляет удовольствие. А я здесь еще не сделал ни одного кадра, хотя фотоаппарат у меня постоянно с собой. Были под обстрелами, казалось, можно было сделать хороший контент, как прилетают грады. Но неохота это снимать. Хотя когда-то я был на учениях Нацгвардии и поймал крутой кадр: момент выстрела танка, огонь вылетал из пушки.

Может, в моем сознании что-то изменится, и я захочу что-то снять. Но пока я вижу только грязь и боль, а это я бы снимать не хотел.

СПРАВКА: Российское полномасштабное военное вторжение в Украину продолжается с утра 24 февраля. Российские войска наносят авиаудары по ключевым объектам военной и гражданской инфраструктуры, разрушая аэродромы, воинские части, нефтебазы, заправки, церкви, школы и больницы. Обстрелы жилых районов ведутся с использованием артиллерии, реактивных систем залпового огня и баллистических ракет.

Ряд западных стран, включая США и страны ЕС, ужесточил санкции в отношении России и осудили российские военные действия в Украине.

Россия отрицает, что ведет против Украины захватническую войну на ее территории и называет это «специальной операцией», которая имеет целью «демилитаризацию и денацификацию».

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта: https://krymrbkdvenuxxftv.azureedge.net/.Также следите за основными новостями в Telegram , Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Предыдущая Тик-ток не помог: в Луганской области ВСУ ранили кадыровского подполковника
Следующая «Сегодня был прилет. Трухануло сильно, но я не проснулся». Заметки крымчанина с войны

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.