«Силовики обвиняли в разглашении гостайны». Что рассказал Сергей Савельев о записях съемок пыток в российских тюрьмах


Программист из Беларуси Сергей Савельев – тот самый человек, благодаря которому в Сети появились гигабайты съемок пыток в российских колониях, пишет телеканал «Настоящее Время» ​(создан компанией RFE/RL при участии «Голоса Америки»). ​

Сергей Савельев был осужден в России за перевозку и сбыт наркотиков, и уже в колонии под Саратовом его привлекли на работу секретарем и системным администратором. Он отвечал за локальную сеть и видеокамеры и выдавал видеорегистраторы сотрудникам. После освобождения Савельев скопировал все, что смог, на внешний диск, вывез из колонии и передал основателю Gulagu.net Владимиру Осечкину часы записей издевательств над заключенными. Сейчас он во Франции, где попросил политического убежища.

В интервью «Настоящему Времени» Савельев рассказал, как ему удалось получить так много кадров из колоний по всей стране и от кого он получал угрозы в России.

– Я правильно понял, что вы отбывали наказание в этой колонии в Саратове? Можете рассказать, как вы получили доступ к архивам тюрьмы и как вообще стало это возможно, куда вы эти видео выгружали, как отправляли их на свободу?

– Доступ я получил, так как мне предложили работу в отделе безопасности. Пять лет я работал там, сидя за компьютером, разбирая документы, работая с видеоархивами и с камер видеонаблюдения, и со служебных видеорегистраторов – это входило в мои обязанности. А передать их на свободу удалось только после моего освобождения.

– Вы были в колонии в Саратове. Расскажите, откуда появились кадры с пытками из Забайкалья, с Камчатки, из Белгородской области, которые были, насколько я понимаю, в том же массиве?

– Да, они были в том же массиве. Естественно, мне не хотелось бы сейчас раскрывать все детали этого процесса. Но чтобы примерно объяснить в общих чертах – все компьютеры всех учреждений ФСИН России объединены в единую локальную сеть. И при наличии некоторых технических возможностей можно получать доступ к любой точке этой сети.

– То есть это работает примерно так же, как локальная сеть внутри одной компании, когда человек с одного компьютера может посмотреть что-то, что лежит где-то в сети еще?

– Да, примерно так.

– Вы поняли, для чего эти видео вообще сохранялись и что об этом говорили сотрудники, которые работали в администрации колонии?

– Как правило, эти видео не были предназначены именно для хранения на компьютерах в исправительных учреждениях. Они передавались вышестоящим руководством в центральный аппарат либо в ФСБ – тем людям, которые непосредственно заказывали и курировали все эти процессы.

– Вам удалось физически вынести жесткий диск с этими записями?

– Да.

– Как это было возможно?

– Как я уже упоминал, я провел там пять лет, имел доступ практически везде по территории колонии, свободно там передвигался. И я знал, как работает вся система досмотра, как проходит процесс освобождения осужденных. Я не раз это наблюдал. Зная все процессы, можно найти в них слабые места и использовать их.

– Можно ли получить доступ к этой системе ФСИН извне? То есть не находясь внутри колонии, тюрьмы или какого-то учреждения ФСИН, а совсем извне? Она достаточно защищена?

– Она защищена именно тем, что она локальная, то есть она не имеет подключения к интернету. По крайней мере, не должна. Но я не исключаю такой возможности, что где-то в каких-то учреждениях ФСИН настолько информационная безопасность не развита, что вполне могу допустить такое.

– Почему вы решились на такой шаг? Выносить жесткий диск с такими записями – это большой риск. Почему вы на это пошли?

– Да, это действительно большой риск, но я пошел именно для того, чтобы это показать, чтобы стало возможным то, что происходит сейчас.

– Стало возможным расследование?

– Стало возможным расследование. Я уже неоднократно видел, сколько пишется жалоб, сколько обращений, сколько есть публикаций по поводу этих пыток, этих жалоб в различных областях, в различных учреждениях, но они никогда ни к чему не приводили, потому что никогда не было весомых доказательств. И я попытался такие доказательства правозащитникам предоставить.

– Вы сами подвергались этим пыткам в какие-то из этих пяти лет, пока вы были в саратовской колонии?

– Именно в саратовской колонии – нет.

– В каких-то других?

– Да. В СИЗО ФСБ и во время моего задержания. Да, это было.

– Сейчас вы верите в то, что действительно виновные люди будут наказаны? И что не только люди будут наказаны, но и вообще эта система, которую Gulagu.net называет «пыточным конвейером», будет остановлена?

– По крайней мере, сейчас я вижу надежду на это.

– Почему вы решили в итоге уехать из России? Насколько я понимаю, вы из Беларуси, но и в Беларуси вы тоже не остались. Почему решили покинуть пространство Союзного государства, как его называют в России?

– Потому что мне угрожали силовики. Несмотря на то, что я долгое время, передавая эти записи правозащитникам, старался сохранять инкогнито, они вычислили меня. Они поняли, что это я. Я был задержан в аэропорту группой силовых структур, меня несколько часов допрашивали, предъявляли обвинение в разглашении государственной тайны.

– Это произошло уже после публикации видео или до?

– Это было после публикации, но еще до публикации самых страшных видео.

– А как они узнали, что вы тогда это вывезли? Как они узнали о факте того, что вы получили доступ к этим записям?

– Они знали тот факт, что это я передаю. У них были мои логины почты, мои переписки, записи разговоров. Они знали, что это я передаю эти видеозаписи. Но откуда и как я их получил – им на тот момент это еще не было известно.

Предыдущая «Силовики обвиняли в разглашении гостайны». Что рассказал Сергей Савельев о записях съемок пыток в российских тюрьмах
Следующая Керчанам, получивших налоговые уведомления, необходимо оплатить их до 1 декабря

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *