Скрытые свидетели и разговоры об исламе: что легло в основу новых «террористических» приговоров крымчанам?


Южный окружной военный суд Ростова-на-Дону 29 октября вынес приговор четверым крымским татарам – фигурантам бахчисарайского «дела Хизб ут-Тахрир». Ранее правозащитный центр «Мемориал» признал их политзаключенными, однако российские власти с такой оценкой не согласны и настаивают на законности преследования.

Сейтумера Сейтумерова осудили на 17 лет колонии строгого режима, Османа Сейтумерова – на 14 лет, Амета Сулейманова – на 12 лет и Рустема Сейтмеметов а – на 13 лет. Суд признал их виновными по обвинению в «попытке насильственного захвата власти» и «в участии в террористической организации». В тот же день под судом в Симферополе российские силовики задержали более 30 крымскотатарских активистов, которые пришли поддержать соотечественников.

Представительство президента Украины в Крыму и украинское Министерство иностранных дел осудили вынесенный 29 октября приговор как нарушение норм международного права и потребовали освобождения приговоренных крымских татар.

Об этом приговоре шла речь в эфире Радио .

Крымский адвокат Эдем Семедляев рассказал , что легло в основу обвинения в этом деле.

– Основные доказательства следствию предоставили два скрытых свидетеля, чьи анкетные данные были засекречены по непонятным причинам. Следователи не предоставили ничего, что позволило бы говорить об угрозе жизни и здоровью этих свидетелей. Кроме того, обвинение опиралось на экспертизы, косвенными доказательствами послужила и литература «Хизб ут-Тахрир», которая, как мы считаем, была подброшена ребятам. На приложенных к делу аудиозаписях нет ничего, кроме разговоров об исламе или политических событиях в Крыму и мире. Ничего связанного с терроризмом нет, не найдено оружия, взрывчатки, нет планов захвата зданий и сооружений, власти в Российской Федерации. Тем не менее это был ожидаемый приговор и уже не первый в отношении крымских татар, где дают такие сроки.

Эдем Семедляев

По оценке Эдема Семедляева, перспективы обжалования приговора в российских судах практически нет, но защитник намерен пройти все инстанции, для того чтобы впоследствии обратиться в международные суды.

Журналист агентства QIRIM.News Сейтумер Сейтумеров – тезка одного из осужденных – объясняет, как он стал одним из фигурантов бахчисарайского «дела Хизб ут-Тахрир» и был объявлен российскими силовиками в розыск.

– Я оказался у них в разработке с мая 2017 года, еще когда был в Крыму и посещал мечеть. Я ходил туда с пятого класса, бегал на переменах совершать намазы. В общем, силовики проводили скрытые аудиозаписи в этой мечети, на них фигурирует и мой голос. Часто я после намаза что-то рассказывал людям: например, что такое душа и что будет происходить в Судный день, с точки зрения ислама. Вот эти две моих речи записали силовики и на этом основании скрытые свидетели и так называемые эксперты заключили, что я террорист. Я покинул Крым в конце декабря 2017 года – как же так получилось, что меня беспрепятственно выпустили с полуострова? Причем перед этим приписали административное правонарушение, вызывали на допросы. Стало ясно, что скоро заведут «уголовку», потому я и выехал.

Сейтумер Сейтумеров, журналист

Сейтумер Сейтумеров утверждает, что российские силовики открыто угрожали ему преследованием, если он не прекратит свою деятельность гражданского журналиста.

– Так как я продолжил работать журналистом на материковой части Украины, в редакции телеканала ATR, то уже через два с половиной года моего отсутствия в Крыму, в марте 2020 года в моем доме прошел обыск, и появилось «террористическое» обвинение. То есть, меня присоединили к этому делу за то, что я не замолк. Скрытые свидетели могут оговорить совершенно любого человека, а штатные эксперты из ФСБ способны безобидный разговор о религии интерпретировать в нужную обвинению сторону.

Между тем крымская правозащитница Лутфие Зудиева отмечает, что по состоянию на вечер 29 октября всех задержанных у здания суда накануне отпускают из отделов полиции.

Лутфие Зудиева

– На 11 человек составили административные протоколы – якобы они проводили публичное мероприятие с нарушением установленного порядка. Причем среди задержанных был и несовершеннолетний, который просто подошел к кому-то поздороваться, но его тоже загрузили в автобус вместе со всем остальными. То есть полиция квалифицировала сегодняшнее собрание как митинг, и это неправильная правовая квалификация. Люди пришли в качестве слушателей на открытое судебное заседание, но полиция перестала пропускать их в здание. В ответ на это собравшиеся выстроились в живую цепь и стали протестовать против такого отношения к слушателям в принципе. Думаю, что у властей есть требование к силовикам, чтобы они не допускали таких массовых собраний под судами с демонстрацией гражданской позиции.

Директор центральноазиатской программы российского правозащитного центра «Мемориал» Виталий Пономарев убежден, что задержания собравшихся под судами также имеют политическую подоплеку, как и преследования по всем «делах Хизб ут-Тахрир» в Крыму.

– К сожалению, мы постоянно сталкиваемся с ситуациями, когда любые коллективные действия встречают противодействие со стороны государственных структур под разными надуманными предлогами. Это касается и митингов, и одиночных пикетов, и собраний под судами. Конечно же, это неприемлемо с точки зрения стандартов демократического общества. Что до самих осужденных, эти люди не связаны с какими-то насильственными действиями, при этом есть определенная заинтересованность в их преследовании со стороны государства и нарушения их фундаментальных прав. На уровне российских структур обжаловать такие приговоры эффективно невозможно, до тех пор пока не будут внесены изменения в законодательство. Сейчас вина подсудимых по таким делам фактически предопределена решением Верховного суда от 2003 года о запрете «Хизб ут-Тахрир».

Виталий Пономарев сетует на то, что это решение в российском юридическом поле обжаловать де-факто невозможно, при этом оно ложится в основу множества решений судов и в Крыму, и по всей России.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

Крымчане в российском заключении

После аннексии Крыма Россией весной 2014 года на полуострове начались аресты российскими силовиками независимых журналистов, гражданских активистов, активистов крымскотатарского национального движения, членов Меджлиса крымскотатарского народа, а также крымских мусульман, подозреваемых в связях с запрещенными в России организациями «Хизб ут-Тахрир» и «Таблиги Джемаат».

В Секретариате Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека Людмилы Денисовой сообщили, что по состоянию на ноябрь 2020 года число граждан Украины, которые преследуются Россией по политическим мотивам, составляет 130 человек.

По данным Крымской правозащитной группы , по состоянию на конец октября 2020 года не менее 110 человек лишены свободы в рамках политически мотивированных или религиозных уголовных преследований в Крыму.

Руководитель программы поддержки политзаключенных, член Совета правозащитного центра «Мемориал» Сергей Давидис сообщал, что всего в списке их центранаходится 315 человек, 59 из которых – крымчане.​

Правозащитники и адвокаты называют эти уголовные дела преследованием по политическому, национальному или религиозному признаку. Власти России отрицают эти причины преследований.

Крымские «дела Хизб ут-Тахрир»

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России и в оккупированном ею в 2014 году Крыму. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список объединений, названных «террористическими».

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокаты отмечают, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам. Международное право запрещает вводить на оккупированной территории законодательство оккупирующего государства.

Предыдущая Ковидные каникулы в Крыму: как не остаться без зарплаты
Следующая Скрытые свидетели и разговоры об исламе: что легло в основу новых «террористических» приговоров крымчанам?

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *