«Список «Гафарова-Ширинга». Как помочь крымским политзаключенным


В cписок «Гафарова-Ширинга», составленный украинскими правозащитными организациями, вошли крымчане, которых правозащитники считают политзаключенными и которые в российских тюрьмах не получают медицинской помощи. Список из 21 имен и фамилий, назван именами политзаключенных Джемиля Гафарова и Константина Ширинга, которые уже погибли в учреждениях российской пенитенциарной системы без адекватной медицинской помощи и, как считают правозащитники, в нечеловеческих условиях содержания. Подавляющее большинство в списке «Гафарова-Ширинга» – крымчане. Список обнародовали 14 августа на пресс-конференции в Киеве.

Почему важно говорить об этих людях в этой ситуации, чем можно им помочь и похожа ли современная российская пенитенциарная система на советскую? Об этом в эфире Радио ведущий Сергей Мокрушин говорил с менеджером проектов Центра прав человека «ZMINA» Викторией Нестеренко, советским диссидентом, украинским правозащитником, одним из основателей Украинской Хельсинской группы Мирославом Мариновичем и советским диссидентом, лидером крымскотатарского народа Мустафой Джемилевым.

Список «Гафарова-Ширинга», коллаж. Скриншот из эфира Радио

Правозащитники создали список из 45-ти украинских политзаключенных. Это те люди, которые, пребывая в российских местах несвободы, сталкиваются с тем, что им не оказывают медицинскую помощь, рассказывает менеджер проектов Центра прав человека «ZMINA» Виктория Нестеренко . Им отказывают в посещении врача и лекарствах. Не разрешают родственникам передавать препараты. Из этого списка правозащитники выделили отдельно 21 человека.

Виктория Нестеренко, менеджер проектов Центра прав человека «ZMINA»

«Это люди, которые находятся в критическом состоянии и которым сейчас надо срочно оказать медицинскую помощь», – уточняет Виктория Нестеренко.

В этом списке и крымская журналистка и правозащитница Ирина Данилович . 14 августа стало известно, что ее этапировали к месту отбывания наказания в женскую исправительную №7 в городе Зеленокумск Ставропольского края.

Крымская активистка Ирина Данилович, фотоколлаж

Об этом после продолжительных поисков смог узнать ее отец Бронислав Данилович . Как сообщил он корреспондентам , у Ирины, которую правозащитники считают политузницей, забрали все лекарства, необходимые для купирования воспаления органов слуха, которым Данилович страдает в заключении уже более полугода. В медицинской части колонии, по словам Бронислава Даниловича, Ирине отказали в необходимой помощи. Он утверждает, что врач колонии, Морозова Лидия Анатольевна , в ответ на обращение об усилении болей заявила, что боль сама пройдет, когда Данилович окончательно оглохнет. Публичных комментариев самой Морозовой на данный момент нет.

В связи с этим близкие правозащитницы готовят заявление в правоохранительные органы по статье 124 УК РФ за неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом.

Помимо этого отец политзаключенной обратился к представителям международного сообщества c просьбой добавить врача Морозову в санкционный список лиц, причастных к издевательствам над Ириной Данилович.

«Мы готовим сейчас санкционный список против тех людей, которые непосредственно имеют отношение к неоказанию медицинской помощи. Это могут быть судьи, могут быть сотрудники ФСБ, прокуроры и сами сотрудники пенитенциарных учреждений», – отметила Виктория Нестеренко.

Практика оставления политзаключенных без медицинской помощи была и у советского режима, рассказал в комментарии для советский диссидент, украинский правозащитник и один из основателей Украинской Хельсинской группы Мирослав Маринович .

Мирослав Маринович, советский диссидент, украинский правозащитник и один из основателей Украинской Хельсинской группы

«Это было обычное явление. Причем сознательное. Приезжали врачи, обещали какую-то помощь, потом, например, вырывали зуб или ставили временную пломбу, обещали приехать через день-два и не приезжали. Люди выходили из положения как могли. Но это мелкие случаи. Фактически я был последним, кто видел в жизни Олексу Тихого , украинского политзаключенного, которому не оказывали медицинскую помощь длительное время. А после голодовок у него появились большие проблемы со здоровьем. Это тоже было сознательное наказание за голодовки, за участие в разных акциях протеста», – говорит Мирослав Маринович.

Он вспоминает: был молодым, когда отбывал срок в советском лагере, и к врачам обращался не часто. Но даже когда приходилось, то помощи не было.

«Когда я заболел, температура поднялась, врач сказал, что я здоров и могу идти на работу. Я, конечно же, не пошел и был наказан», – вспоминает диссидент.

Особенно ему запомнился лагерный врач по фамилии Петров и его отношение к заключенным.

«Когда один наш побратим, политзаключенный, пришел к нему с жалобой на очень сильный пародонтоз, он сказал ему: «Вам нужно клубничку кушать, вам нужно подумать о том, чтобы выйти на свободу, раскаяться и покушать клубничку». В другом случае, когда мы были в ШИЗО длительное время, и это было зимой, и очень холодно было в камере. Просто стены были все, как это сказать по-русски, покрыты льдом, и доктор Петров пришел, и по нашей жалобе, посмотрел на это и сказал: «Нет, ничего, можно сидеть». Вот, примерно так. Оказывали врачи медицинскую помощь только в том случае, если была санкция со стороны лагерной администрации», – рассказал Маринович.

Он уверен, что сегодня администрация российских тюрем и колоний действуют по старым советским учебникам. Единственное, что на его взгляд изменилось – это уровень беспредела.

«В советское время все таки был контроль со стороны партии, КГБ или кого то еще. То есть своих принципов они придерживались. Сейчас, на местах имеют полный карт-бланш делать как хочется определенному карателю и мы видим какие ужасные , просто невероятные зверства имеют место», – заявил правозащитник.

Частые наказания, в том числе и неоказание медицинской помощи в российских тюрьмах и колониях применяют сознательно, чтобы сломать волю человека, уверен Мирослав Маринович.

«Ищут как бы запредельного уровня насилие, после которого человек уже превращается просто в овощ и не способен на протест. Действуют на этой грани. Так было и раньше, так было в советское время, так было и в сталинское время. Я думаю, что эти сталинские учебники сейчас очень в ходу», – считает Мирослав Маринович.

Для советской власти, как и нынешней российской, характерно пренебрежение к человеческой жизни, рассказывает лидер крымскотатарского народа Мустафа Джемилев . Только в отличии от современной системы, советская боялась огласки и пыталась сохранить политзаключенному жизнь.

Мустафа Джемилев, советский диссидент, лидер крымскотатарского народа

«Самое интересное: когда сажают в изолятор, тебя осматривают. У тебя если свитер – сними свитер. Делают все, чтобы человеку было холодно и чтобы он там заболел. Так оно и случалось. То, что он останется калекой или инвалидом, их не беспокоило, но все-таки чтобы человек не умирал. У них, видимо, какие-то отчеты были, чтобы смертность была небольшая. Они за этим следили. Но а то, что люди оттуда выходили с подорванным здоровьемЮ – это да. Так оно и было», – вспомнил свой диссидентский опыт Мустафа Джемилев.

В списках политзаключенных, который составили представители коренного народа Крыма, 117 крымских татар. Подавляющее большинство из них нуждается в медицинской помощи, говорит Мустафа Джемилев.

«Я бы сказал об особом отношении к крымским татарам. Сейчас мы занимаемся обменом, и российские власти аккуратно вычеркивают имена крымских татар. Ну очень они хотят, чтобы они оставались у них в местах лишения свободы… Нариман Джелял , про него рассказывали, – там ужасающие пытки. 16 часов заставляют на ногах стоять, холод в изоляторе, словом – измываются. Единственная задача – чтобы сломить человека, чтобы он раскаялся и сказал, что будет служить оккупантам. Поскольку такого не происходит – давление, издевательства усиливаются», – говорит Мустафа Джемилев.

Огласка – единственное, чем можно сегодня помочь крымским политзаключенным, в том числе и тем, которым не оказывают медицинскую помощь, считает лидер крымскотатарского народа. Несмотря на то, что представители российской власти нерукопожатны в мире, нужно привлекать мировое сообщество, говорит Мустафа Джемилев. Украинские правозащитники неоказание медицинской помощи политзаключенным называют пытками. Таким образом, считают в Центре прав человека «ZMINA», Россия нарушает 32 и 147 статьи Женевской конвенции о защите гражданского населения во время войны, а значит, и международное гуманитарное право.

СПРАВКА: Российское полномасштабное военное вторжение в Украину продолжается с утра 24 февраля 2022 года. Российские войска наносят авиаудары по ключевым объектам военной и гражданской инфраструктуры, разрушая аэродромы, воинские части, нефтебазы, заправки, церкви, школы и больницы. Обстрелы жилых районов ведутся с использованием артиллерии, реактивных систем залпового огня и баллистических ракет.

Ряд западных стран, включая США и страны ЕС, ужесточил санкции в отношении России и осудили российские военные действия в Украине.

Россия отрицает, что ведет против Украины захватническую войну на ее территории и называет это «специальной операцией», которая имеет целью «демилитаризацию и денацификацию».

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта: https://d39ksty8vnpjab.cloudfront.net/ следите за основными новостями в Telegram, Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года вооруженные люди в форме без опознавательных знаков захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позже президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

Предыдущая Виталий Портников: НАТО в обмен на Крым?
Следующая В Крыму растет заболеваемость детей туберкулезом

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.