«Сравнивать Крым и Косово некорректно»: эксперты о заявлениях Лаврова в ООН


Выступая на 76-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН 25 сентября, министр иностранных дел России Сергей Лавров обвинил страны Запада в «нарушении права крымчан на самоопределение» и в двойных стандартах в отношении их «волеизъявления», имея в виду не признанный Украиной и международным сообществом «референдум» 2014 года.

В качестве аргумента насчет «двойных стандартов» Запада Лавров уже в который раз привел Косово, независимость которого от Сербии все же признали большинство стран мира, в том числе западных. При этом ни Россия, ни Украина независимость Косово не признали. Кроме того, на пресс-конференции по итогам визита в Нью-Йорк на Генассамблею глава российского МИДа заявил, что заявления ряда государств о непризнании выборов в Госдуму, которые Россия провела в аннексированном Крыму, являются «попыткой отвлечь внимание от провала Киева по выполнению Минских соглашений». В ноябре 2020 года Лавров сказал, что Запад «срывает злость», вводя санкции из-за аннексии Крыма.

О прецедентах Косова и Крыма шла речь в эфире Радио .

Вот что именно заявил Сергей Лавров, выступая на Генассамблее ООН:

Сергей Лавров

«Когда это выгодно Западу – право народов на самоопределение возводится в абсолют. И тогда в нарушение резолюции Совета Безопасности и без всяких референдумов признают в качестве независимого государства искусственно созданное образование Косово, до этого силой отторгнутое от европейского государства – Сербии. Никого не смущает, что Мальвины находятся за 12 тысячах км от Великобритании, а под контролем Парижа и того же Лондона до сих пор, вопреки решениям ООН и Международного суда, остаются бывшие колониальные владения, которые никто не собирается освобождать. Когда же право на самоопределение противоречит геополитическим интересам Запада – как в случае свободного волеизъявления жителей Крыма на референдуме о воссоединении с Россией в 2014 году, – про него забывают, а за реализацию этого права вводят противозаконные санкции. Причина проста: крымчане ведь спасались от ультрарадикалов, совершивших госпереворот на Украине, который был поддержан Западом. То есть к власти в Киеве пришли «свои», а их – по западным правилам – надо брать под защиту и выгораживать».

Новости без блокировки и цензуры! Установить приложение для iOS і Android.

Российский юрист-международник; эксперт Дома свободной России в Киеве Владимир Жбанков высказал мнение, что аргументы Лаврова насчет аналогий с Косово неприменимы к ситуации с Крымом.

– Это ерунда от первого до последнего слова, сравнивать данные прецеденты абсолютно некорректно. Во-первых, никакого референдума в Крыму не было. Мероприятие, проведенное в 2014 году, ни по одному признаку не подпадает под понятие настоящего референдума. Не было процедуры назначения, агитации, кампании, подсчетов голосов и так далее. Это нельзя назвать ничем иным, кроме как политическим перформансом, соответственно, юридически последствий у него быть не может. Во-вторых, право народов на самоопределение в случае с Крымом совсем не работает. Подробно описанная концепция этого права вообще не пересекается с крымскими событиями, но тем не менее российские руководители всячески пытаются подтянуть аннексию под законные процедуры. Это юридически невозможно, и на правовую оценку происходящего с Крымом не может повлиять ничто, включая прецедент Косово.

Владимир Жбанков

Владимир Жбанков напоминает, что в фильме «Крым. Путь на родину» президент России Владимир Путин , по сути, признал подготовку к вооруженному захвату Крыма под его личным руководством в 2014 году.

– На мой взгляд, Путин тогда наговорил сразу на два Гаагских суда: Международный суд ООН и Международный уголовный суд. К сожалению, нынешние механизмы ООН не очень эффективны для разрешения подобных конфликтов, и их нужно реформировать. Система постоянных членов Совета безопасности ООН, сложившаяся после Второй мировой войны, очевидно, устарела. Почему именно эти страны имеют такие привилегии? Почему состав Совбеза нельзя выбирать на Генассамблее? Сейчас многие проблемы проистекают из блокировки разумных инициатив различными его постоянными членами вроде России.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Миф о «крымском референдуме» пошел прахом»

Украинский политический аналитик Юлия Тищенко объясняет, чем прецеденты Крыма и Косово в корне различны.

– В Косово столкнулись разные этнические группы, там произошел геноцид, и это привело к самоопределению. В Крыму же в 2014 году не было единого народа – были граждане Украины. Дело не в том, что отдельный город или село, или район не могут провозгласить независимость – просто должны быть какие-то объединяющие черты на основании этноса или, например, неких в корне отличных религиозных убеждений. Россия пыталась сконструировать «крымский народ», забрасывала такие нарративы, но тщетно. Кроме того, Украина никогда не допускала на полуострове массовых нарушений прав человека, которые могли бы компенсироваться самоопределением. Третий момент: в Косово речь идет о независимости края, а в Крыму – о непризнанной аннексии другим государством.

Юлия Тищенко

Юлия Тищенко подчеркивает, что согласно международным нормам ООН право на самоопределение могут иметь прежде всего коренные народы Крыма – крымские татары, караимы, крымчаки – причем в рамках украинского государства, что как раз отражено в недавно принятом украинском законе «О коренных народах Украины».

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Виталий Портников: Коренные народы в Украине и России. Чем возмущен Путин?

Еще в июле 2018 года юрист-международник, бывший судья Международного уголовного суда Владимир Василенко в эфире Радио так ответил на тогдашние апелляции Сергея Лаврова к прецеденту с Мальвинскими (Фолклендскими) островами:

Владимир Василенко

«Ситуация на Мальвинских островах кардинально отличается от ситуации вокруг правового статуса Крыма. Мальвинские острова были частью территории Великобритании, там проживали граждане Великобритании. Аргентина давно предъявляла территориальные претензии, и в 1982 году она решила силой утвердить свой суверенитет там. Эта попытка закончилась неудачей. На островах референдума не было, но граждане Великобритании единогласно высказались, что у них нет никакого желания менять подданство и становиться гражданами Аргентины. Крым же был признан частью территории Украины, что было зафиксировано в многочисленных международных соглашениях, в том числе в двустороннем соглашении 1997 года – в так называемом Большом российско-украинском договоре. На территории Крыма граждане России не проживали, там жили граждане Украины».

Между тем сотрудник Украинского института национальной памяти Павел Подобед указывает на то, что сравнивать Крым с Косово потенциально опасно для целостности самой России.

Павел Подобед

– Москва с недавних пор активно использует национальные республики, особенно тюркские, вроде Татарстана и Башкортостана, для продвижения своей «мягкой силы» в оккупированном Крыму. С 2017-2018 года лидеров этих республик также направляли в поездки на территории группировок «ДНР» и «ЛНР». Так, визит туда главы Башкортостана Радия Хабирова вызвал не просто критику, а публичные протесты башкирской и татарстанской интеллигенции: мол, у «ЛДНР» научиться нечему, зато полезный опыт есть в Косово, который следовало бы перенять. Это все-таки частично признанное государство, которое гораздо успешнее тех квазиобразований на российском содержании. Сейчас в российских национальных республиках ситуация в корне изменилась не в пользу сторонников диалога с федеральным центром, а в пользу самоопределения и провозглашения независимости или конфедерации.

В свою очередь, кандидат юридических наук, управляющий партнер юридической компании «ePravo» Виталий Власюк рассуждает, стоит ли официальному Киеву на фоне российской аннексии Крыма признавать независимость Косово.

Виталий Власюк

– Украине как стране, чьи территории оккупированы другим суверенным государством, следует очень осторожно и взвешенно относиться к любым вопросам, связанным с получением статуса независимости, самоопределением, сецессией и тому подобным. К примеру, в случае с кейсом Каталонии в Испании Украина всегда будет выступать за единую и неделимую страну без всяких независимых регионов. Что касается Косово, Украина, начиная с 1990-х, скорее, по инерции двигалась в фарватере внешней политики России и не пыталась признать его независимость. А так самоопределение в Косово во многом остановило маховик взаимных репрессий. Безусловно, ситуация остается напряженной, конфликт тлеет, но хотя бы нет безумных массовых расстрелов и прочего, что происходило каких-то 25 лет назад. Тем не менее, Украина и сейчас занимает выжидательную позицию.

По мнению Виталия Власюка, официальному Киеву будет уместнее рассматривать признание независимости Косово уже после решения проблемы оккупированных Россией украинских территорий – то есть после полной деоккупации и реинтеграции Крыма и Донбасса.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

Сайт заблокирован?
Обойдите блокировку!читать >БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Правильный» референдум: где Крым, а где Восточный Тимор

Предыдущая Керчане просят восстановить уличное освещение на улице Братьев Хрони
Следующая В Севастополе растёт заболеваемость ОРВИ

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *