Сталкерил, убил, вышел через балкон. Как разорвать замкнутый круг насилия


В конце сентября на Коломяжском проспекте в российском Санкт-Петербурге нашли изрезанное тело 25-летней Александры Мурсаловой. Незадолго до трагедии она ушла от ударившего ее мужа. Пара рассталась, но он продолжал ее преследовать и угрожал убийством. 25 ноября – Всемирный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин. Эксперты утверждают, что преследование – одна из наиболее частых проблем, с которой сталкиваются женщины, когда решают уйти от агрессора. Как выйти из замкнутого круга насилия – в материале Север.Реалии.

Считается, что единственный способ разорвать цикл насилия в отношениях – это выйти из них, при этом новости об убийствах пострадавших от насилия после того, как они решаются уйти от агрессора, встречаются в СМИ довольно часто. В середине октября в Ленинградской области России неожиданно погибла 23-летняя Анастасия Пикалова . Позже выяснилось, что ее убил бывший сожитель после того, как она съехала от него с общим ребенком и двумя детьми от первого брака. Коллеги Анастасии по маникюрному салону рассказывали, что после расставания она жаловалась на преследования со стороны бывшего партнера и была не на шутку напуганна. «Когда она съехала, он ей угрожал, что хочет [их общего] ребенка забрать», – говорили знакомые.

Преследования пострадавших их бывшими партнерами не всегда сопровождаются угрозами. Бывший муж жительницы Саратовской области, напротив, отреагировал на желание супруги развестись с ним извинениями и подарками. Но через день после их официального развода ее тело нашли с множественными ранениями в области головы, шеи и груди в офисе страховой компании, где женщина работала. Убил ее бывший супруг, который сразу после произошедшего выпал с балкона своей квартиры, а позже умер в районной больнице.

За несколько месяцев до этого, в конце мая, стало известно о гибели 17-летней жительницы Тюмени Даяны Терентьевой . Она тоже пыталась уйти от применявшего к ней насилие парня. По словам родственников девушки, он продолжал ее преследовать и после разрыва. Из-за этого Терентьева постоянно чувствовала себя в небезопасности и всерьез опасалась за свою жизнь, хотя знакомых и родственников она просила в полицию по этому поводу не обращаться.

За свою жизнь опасалась и жительница Тульской области, которую в середине февраля бывший муж застрелил в кабинете косметолога. Она ушла от него полтора года назад, но он продолжал ей угрожать и преследовать.

По данным алгоритма Света, который разработал Консорциум женских неправительственных объединений, каждый год в России 66% погибших насильственной смертью женщин становятся жертвами домашнего насилия. Для того, чтобы получить эти данные, авторы алгоритма проанализировали более 18 тысяч приговоров с 2011 по 2019 год по трем статьям Уголовного кодекса – ст. 105 Уголовного кодекса России (убийство), ст. 111 ч. 4 УК (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего), и ст. 107 УК России (убийство, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения).

Представление алгоритма Света на FemFest в Москве

Сотрудница Консорциума женских неправительственных объединений, принимавшая участие в создании алгоритма, Софья Русова отмечает, что преследование после расставания – наиболее частый мотив, который встречается в делах о домашнем насилии. Преследование при этом может принимать абсолютно разные формы: это может быть как слежка за пострадавшей в интернете, так и сталкинг.

– Часто женщины, которые уходят в шелтеры (так называемые безопасные места. – СР), не осознают в полой мере риск преследования со стороны бывшего партнера: на них могут быть навешаны «жучки», а их местоположение можно узнать по фотографиям, которые они выкладывают в соцсети, или по геолокации. Это все увеличивает риски, – отмечает Русова.

Несмотря на то, что вероятность преследования со стороны бывшего партнера после расставания очень высока, она все же советует пострадавшим от насилия уходить от агрессора при первой возможности. Безопаснее всего выходить из нездоровых отношений во время первой стадии цикла насилия – стадии нарастающего напряжения, когда вспышки агрессии со стороны партнера уже заметны, но непосредственного насилия еще не происходило.

Для того, чтобы помочь женщинам оценить на ранних этапах риски попасть в опасную ситуацию, кризисный центр для женщин «ИНГО» выпустил в конце ноября специальный тест. Его цель – помочь женщине разобраться, все ли в порядке с ее отношениями и составить алгоритм действий, который поможет ей в случае необходимости безопасно расстаться с партнером.

Однако даже выход из отношений на раннем этапе не гарантирует того, что бывший партнер не будет преследовать пострадавшую и пытаться ее вернуть – словами или угрозами. Поэтому планировать побег лучше заранее, считают эксперты. «Лучше всего уходить в тот момент, когда агрессор не может никак помешать. Например, были случаи, когда наши заявительницы уходили от партнеров и приезжали в шелтер, когда мужчина был на работе, и женщина знала об этом, или когда он уезжал на длительное время за покупками», – поясняют в Консорциуме женских неправительственных объединений. После побега нужно поменять SIM-карту и держать в тайне информацию о своем местоположении – ни в коем случае не сообщать ее агрессору или его родственникам.

При этом важно понимать, что не всегда женщина может выйти из насильственных отношений на ранних этапах или осознать все личные риски, связанные с этими отношениями, уточняет директор кризисного центра для женщин «Китеж» Алена Ельцова . Пострадавшие могут годами не разрывать отношения с агрессором, надеясь, что все в итоге наладится, а потом в один момент осознать, что нужно бежать. «Это может быть какой-то толчок от родственников или если женщина вдруг узнала, что в ее регионе есть кризисный центр», – добавляет Ельцова. В такие моменты пострадавшим сложно четко планировать свои действия и выбирать подходящий момент для того, чтобы уйти от агрессора.

Среди заявительниц, которые обращались в «Китеж» не было тех, для кого уход от партнера закончился бы убийством, однако директор таких случаев по России может быть много, уверена Ельцова. Официальной же статистики по таким делам не ведется.

«Преследование пострадавших, которые решили уйти от агрессора, очень распространено, потому что мужчина таким образом мстит женщине. Причем гибелью заканчиваются такие истории зачастую не только для женщины, но и для их детей», – говорит она.

В конце ноября житель Оренбурга во время ссоры с бывшей женой убил ее и их 22-летнюю дочь, а за несколько дней до этого в Оренбургской области произошло убийство женщины и ее трехлетней дочери. Как позже выяснилось, убил их на почве ревности муж погибшей. На допросе он признался, что незадолго до убийство жена планировала от него уйти и переехать с ребенком жить к своей матери.

Одной из основных причин, по которой женщины не могут чувствовать себя в безопасности, уходя от агрессора, это отсутствие базовых законодательных норм, необходимых для защиты пострадавших от насилия. В 2017 году побои в семье были декриминализованы в России. С этого момента полиция фактически перестала заниматься делами, связанными с домашним насилием, говорит адвокат Мари Давтян . Только в 2019 году правозащитным организациям удалось добиться того, чтобы эти дела снова стали в центре внимания.

При этом закон о профилактике домашнего насилия все еще не принят. Впервые он был внесен в Госдуму в 2016 году, однако тогда он не прошел первое чтение, так как эксперты сочли, что отдельные положения законопроекта противоречат Семейному кодексу и Конституции России, а другие – дублируют уже существующее законодательство.

После того, как побои в семье были выведены из Уголовного кодекса, возникла необходимость нового законопроекта о профилактике домашнего насилия. Последняя версия его появилась в 2019 году и была размещена на сайте Совета Федерации. Изначально планировалось внести документ в Госдуму до конца января 2020 года, однако этого так и не произошло. Теперь обещают принять закон к концу 2021 года или началу 2022 года.

Помимо возвращения уголовной ответственности за побои в семье, проект закона предполагает также введение защитных предписаний, которые, по идее авторов инициативы, смогут оградить пострадавшую от агрессора. По словам Алены Ельцовой , принятие закона о профилактике насилия не означает, что ситуация в стране тут же изменится. «По примеру Европы мы видим, что это процесс очень длительный. Само по себе принятие закона – вещь хорошая, но тут нужно понять, какой будет правоприменительная практика. А еще важно, чтобы изменилось отношение общества к проблеме насилия в семье и чтобы люди перестали мириться с насилием в отношениях», – считает она.

Директор самарского центра помощи женщинам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации «Ты не одна» Ирина Серебрякова считает, что основная проблема в том, что многие женщины в России до сих пор не знают, какие у них есть права после развода и куда они могут обратиться за помощью в ситуации насилия. «Главное – показать женщине, что не стоит бояться просить поддержки, потому что в обществе бытует мнение, будто в кризисные центры обращаться неловко и стыдно. На самом же деле это может стать той самой палочкой-выручалочкой, которая может спасти жизнь женщине», – уверена Серебрякова.

Предыдущая COVID-19: в Алуште растет количество больных в реанимации – власти
Следующая Сталкерил, убил, вышел через балкон. Как разорвать замкнутый круг насилия

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *