«Стоит того, чтобы погибнуть». История американца, воюющего за Украину


Бывший военнослужащий армии США. Воевал в Ираке и Афганистане. Но вооруженный конфликт такой интенсивности, как в Украине, – первый. Райан О’Лири присоединился к украинскому войску в начале полномасштабного вторжения. Сначала были спецоперации под руководством Главного управления разведки, затем подписал контракт с 59-й отдельной мотопехотной бригадой ВСУ. Уже год выполняет боевые задания в Донецкой области.

В интервью Радіо Свобода О’Лири рассказал:

  • о своем боевом пути в горячих точках мира,
  • в каких спецоперациях принимал участие в Украине,
  • об уровне подготовки украинских подразделений,
  • о недостатке тяжелого вооружения,
  • о желании получить гражданство Украины.

Об опыте войны в горячих точках мира

– Я приехал в Украину в феврале 2022 года. И с тех пор я служу в Вооруженных Силах Украины. Воевал в Мощуне, Ирпене, Буче. Также в Запорожье, Херсоне, Николаеве, Харькове. Был в Семеновке. Последние 11 месяцев я нахожусь в Донецкой области.

До того как приехать в Украину, я пять лет воевал в Ираке против «Исламского государства» (ИГИЛ –ред.). До этого я прослужил 11 лет в армии США в Ираке и Афганистане как пехотинец. Настоящая военная служба была в 2007 году в Ираке.

Война в Ираке не была столь интенсивной, как эта. Ты мог поехать на свою базу, и раза два в месяц туда могли прилететь ракеты, но это не был конфликт высокой интенсивности. Так что я могу сказать, что не видел реальной войны где-то до 2014 года, когда я вернулся в Ирак, чтобы воевать против «Исламского государства». Наверное, у меня есть этот инстинкт выживания. Когда ты провел много времени в боях, со временем все становится одинаковым, только интенсивность становится больше.

Мне никогда не было сложно здесь, в Украине, благодаря моему опыту. Единственное, что стало новым для меня – это то, что у россиян есть вертолеты и самолеты. На первых этапах войны к этому нужно было привыкнуть. Особенно в более северных частях.

Однажды я был вместе с подразделением аэроразведки в лесу, где пытались ударить по российской колонне, которая продвигалась с севера, и в это время нас непрерывно атаковали вертолеты. Я думаю, что опыт позволяет выжить. Если тебя убьют – значит, в определенный момент тебе просто не повезло.

Почему приехал в Украину

– Я приехал сюда, потому что считал, что Украина нуждается в помощи. Это развивающаяся демократия. Будучи американцами, мы должны поддерживать демократические страны, неважно, где они находятся. Знаете, я остался, потому что я – идейный человек и верю в демократию.

В некоторых случаях вы можете защитить демократию с помощью ручки и бумаги, в других – нужно взять в руки оружие. Именно поэтому я все еще здесь.

Райан О’Лири в Киевской области. Украина, 2022 год

С начала войны 24 февраля по 3 марта у меня не было контракта, а затем Зеленский призвал иностранцев присоединиться. Я подписал договор с подразделением ГУР. И в тот же день меня и 12 других ребят отправили в Мощун. В Мощуне и Ирпене были с Главным управлением разведки, и потом я выехал с аэроразведкой в Бучу.

В Николаеве я был из ГУР, операции в Херсоне – из ГУР. В Харькове был из ССО. Далее операции на севере в Семеновке были с Интернациональным легионом и Сухопутными войсками.

О спецоперациях на северной границе

– В Семеновку мы приехали, чтобы помочь с локальной защитой на границе, дать советы, провести разведку, чтобы узнать, откуда двигались россияне. Они ведь использовали диверсантов. Группы ДРГ убивали многих гражданских людей и украинских солдат. Мы обнаружили путь, по которому они заходили и выходили. Устроили несколько засад там. Нам не удалось атаковать эти группы ДРГ, потому что они использовали другие пути. В настоящее время мы уже планировали свою операцию.

Так что я и 12 других ребят нашли часть границы, которая была заминирована, но за ней никто не следил. Мы провели где-то три дня, разминируя этот участок. Это было около полутора километров. Дальше мы нашли позицию рядом с дорогой, по которой ездили россияне, их офицеры. Первую засаду мы организовали на этой дороге. Мы разместили противотанковые мины на второстепенной дороге, растяжки чуть дальше.

Поначалу мы хотели запустить ракету по автомобилю. Я пошел, чтобы взять ракету… Машина остановилась, и российские военные нас увидели, мы просто начали по ним стрелять. Нам удалось ликвидировать трех находившихся в машине бойцов и позже мы узнали, что они работали на Министерство обороны России. Какие-то офицеры высокого ранга.

Когда мы уничтожили их и взорвали машину, мы вернулись обратно на 800 метров и ждали, чтобы атаковать следующую группу россиян. Но случилось так, что они наехали своим грузовиком на противотанковые мины и взорвались.

А на следующий день россияне наткнулись на противопехотные осколочные мины. Это была довольно успешная операция. После нее россияне не отправляли свои группы по этому пути где-то в течение трех месяцев. Таким образом, наши подразделения имели возможность изменить расположение своих войск и оружия, чтобы блокировать группы ДРГ.

Райан О’лири возле Семеновки на границе с РФ. Украина, архивное фото

Россияне отреагировали на это всего через два часа после того, как мы убили офицеров в той машине, взорвали коммуникационную башню, которая была на их главном здании. Россияне не очень хорошо подготовлены и есть участки, где с надлежащей подготовкой планирования, реализацией и разведкой их можно атаковать.

О готовности украинских подразделений

– С января 2023-го я в 59-й бригаде Вооруженных сил Украины, здесь мы дольше всего. У них есть много плюсов: они хорошо организованы, у них хорошая планировка, у них есть разведка. 59-я бригада имеет лучшую картину боевых действий, когда мы говорим об общевойсковых операциях. Ясно, что общевойсковые – подразумевается без поддержки с неба, но они используют артиллерию, танки, минометы, дроны. Поэтому мы выполняем свою работу достаточно хорошо. И я счастлив быть здесь, в 59-й бригаде.

Райан О’лири

Я бы сказал, что готовность войск воевать на том же уровне, что и у любого американского подразделения. Главная преграда – это недостаток оборудования, тяжелого вооружения. Под недостатком тяжелого вооружения я имею в виду недостаток артиллерийских снарядов, поддержки с неба. Это можно было бы легко исправить, если бы Запад не сидел, сложа руки, и вместо медленного оказания помощи нам дали «Хаймарсы» еще в начале 2022 года. События этой войны на некоторых участках развивались бы совсем по-иному.

«Если бы Запад серьезно отнесся к запросам Украины…»

– Подразделения не смогут хорошо выполнять свою работу на поле боя, если офицеры не мотивированы, не дисциплинированы и не готовы попотеть ради своего войска.

Мы –в 59-й уже 11 месяцев. И причина, почему мы так долго здесь, потому что офицеры выполняют свою работу — они помогают с планированием, они помогают на каждом этапе, чтобы мы могли надлежащим образом выполнять функции штурмового подразделения.

Если у вас профессиональные офицеры – у вас профессиональные сержанты, и если сержанты профессиональные – профессиональные и солдаты. В общем, боеспособность хорошая, но есть недостаток оружия. Это нелегко, потому что все зависит от западных партнеров.

Райан О’Лири. Донецкая область. Украина, ноябрь 2023 года

Если бы Запад серьезно отнесся к запросам Украины и перестал беспокоиться о том, что Путин может применить ядерное оружие и просто направил необходимую помощь, ход войны изменился бы в лучшую сторону и гораздо быстрее. Не было бы столько погибших украинцев.

Что думают о войне в США

– Я говорю со своей семьей: родителями и сестрой, пожалуй, раз в 3-6 месяцев. Мы не часто общаемся с ними. Здесь очень много всего происходит, еще и вдобавок разница во времени. Их не огорчает то, что я здесь. Они понимают, почему я здесь. Они тоже выступают в поддержку Украины.

Единственное, что им не нравится – это то, что это уже так долго длится. Американцы обычно думают, что войны быстро кончаются, но это не так. Пример Ирака и Афганистана должны показываться для них. Они не говорят, чтобы я возвращался домой. Они не говорят, что это не наша война. Такого нет. Конечно, они скучают по мне.

Когда война закончится, я вернусь в Америку. Я был дома около 14 дней за последние два года. Все это время я был на фронте. Постоянно. Я точно планирую остаться здесь до окончания войны. Завершить борьбу. Мы потеряли слишком много хороших солдат в этом подразделении и в целом по всей Украине. Так что я не поеду, пока борьба не закончится.

После этого, не знаю, посмотрим, что будет делать Россия дальше. Если нет, то, может быть, встречу девушку и создаю семью. Но в этот момент я хочу завершить войну здесь.

О желании получить украинское гражданство

– Я из штата Айова – это сельскохозяйственный регион. Украина – это как огромная Айова, потому что страна так велика. Я бы сказал, что она стала для меня домом. Я здесь уже два года. Очевидно, что я постоянно на фронте и мало видел, но Украина мне нравится. И после войны я хотел бы попробовать здесь остаться.

Получить вид на жительство довольно сложно. И то, что двойное гражданство оформить невозможно, тоже усложняет ситуацию. Надеемся, что украинское правительство сможет как-то разобраться с этим вопросом, чтобы дать вид на жительство тем, кто не безразличен к Украине и ее культуре. Украина – это мой дом. Сейчас мой дом – это бункер, но это дом.

О политических планах

– В 2018-м, когда я вернулся из Ирака, я отправился в американскую политику, в основном на локальном уровне, но и немного на федеральном.

Когда началась война в 2022-м, я начинал свою кампанию в Конгресс от 4-го «дистрикта» Айовы. Но я поставил кампанию на паузу и приехал сюда. Это того стоит.

Если бы меня избрали, возможно я мог бы сделать так, что помощь от США Украине поступила бы быстрее. Но я думаю, что то, что я приехал сюда и непосредственно участвую в войне, дало свои результаты.

«Это война за свободу»

– Что для меня война? Многие говорят, что американцы – подстрекатели войн, но я не думаю, что это так. Есть хорошие мотивы, чтобы воевать, и есть плохие.

Если ты собираешься участвовать в войне, ты должен быть уверен, что избранная сторона воюет ради блага людей этой страны. Война в Украине – для меня это война за свободу, это о свободе голоса, это о Майдане, об Оранжевой революции. Поэтому это война, в которой следует участвовать и, если так случится, стоит того, чтобы погибнуть.

СПРАВКА: Российское полномасштабное военное вторжение в Украину продолжается с утра 24 февраля 2022 года. Российские войска наносят авиаудары по ключевым объектам военной и гражданской инфраструктуры, разрушая аэродромы, воинские части, нефтебазы, заправки, церкви, школы и больницы. Обстрелы жилых районов ведутся с использованием артиллерии, реактивных систем залпового огня и баллистических ракет.

Ряд западных стран, включая США и страны ЕС, ужесточил санкции в отношении России и осудили российские военные действия в Украине.

Россия отрицает, что ведет против Украины захватническую войну на ее территории и называет это «специальной операцией», которая имеет целью «демилитаризацию и денацификацию».

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта: https://d3rf81iec6nh2a.cloudfront.net/ следите за основными новостями в Telegram, Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Предыдущая Крымчанин привлек несовершеннолетнего брата к кражам и угонам и получил 5,5 лет колонии
Следующая Виталий Портников: Эрдоган пропускает Швецию в НАТО. А что же Орбан?

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.