«Стратегический парадокс Черного моря» – Daily Тimes


Москве кажется, что Запад заинтересован в «Крымской платформе» больше, чем Украина, пишет колумнист Al-Jazeera. Принудительная психиатрическая экспертиза Наримана Джеляла – в «лучших советских традициях», сообщает корреспондент WNP. Как не допустить доминирования России в Черном море, рассказывает обозреватель Daily Тimes. Российско-турецкие отношения всегда будут спотыкаться о Крым, полагает обозреватель The Times оf India. Таковы главные темы традиционного обзора иностранных медиа от .

«Крымская платформа». Это подготовка к нападению на Россию или решению конфликта с ее помощью?» – задается вопросом колумнист катарского телеканала Al-Jazeera . «23 августа, к 30-й годовщине независимости, в столице Украины Киеве состоялся саммит, получивший название «Крымская платформа», в котором приняли участие высокопоставленные должностные лица из стран Евросоюза, а также президенты Польши, Литвы, Эстонии, Словакии и Латвии. В ходе заседаний участники совещания приняли международную декларацию под названием «Крымская хартия», в которой Россия была осуждена за то, что они назвали «преступлениями» и «нарушением прав крымскотатарского народа на полуострове», а особое внимание было уделено утверждению, что «Крым – украинская территория». Анализ этого события и изучение его деталей вызывает много вопросов и сомнений в кругах, принимающих решения в Москве, особенно с учетом большого количества противоречий, связанных с самой этой встречей. Наиболее заметным из этих противоречий было сомнение в искренности намерений президента Украины Владимира Зеленского в отношении этой дипломатической инициативы, тем более что она «отчетливо пропитана геополитическими интересами западных стран», сообщают источники в российской столице Москве. Кроме того, Украина, по-видимому, все еще «пытается использовать крымских татар», а также свои «прочные отношения с Турцией», чтобы снова работать над «возвращением территории Крымского полуострова под свою власть и суверенитет». По мнению Москвы, прошедшее международное мероприятие было скорее «театральщиной», чем «насущной политической необходимостью», и явно показало больший «интерес Запада», нежели интерес Украины, который «казался нулевым».

«Крым: активиста отправили в психиатрическую больницу» – сообщает корреспондент польского портала WNP . «По словам адвоката, крымского активиста Наримана Джеляла , задержанного и арестованного в сентябре в аннексированном Россией Крыму, отправили в психиатрическую больницу на принудительное обследование. В пятницу адвокат крымского активиста Николай Полозов сообщил, что Джеляла принудительно отправили в психиатрическую больницу для экспертизы. Мужчина отказался пройти ее. Защита намерена оспорить решение следствия, сообщило «Радио Свобода». Замглавы МИД Украины Эмине Джеппар подчеркнула, что активист был доставлен в больницу «необоснованно и насильственно». Она сообщила, что так называемая психологическая и психиатрическая экспертиза должна длиться более 20 дней. «Уголовная практика в лучших советских традициях», – написала она в Twitter. Адвокат также сообщил, что Джелял не получал писем; он предположил, что это могло быть связано с «цензурой», передает «Радио Свобода». 3 и 4 сентября в Крыму были задержаны пятеро крымских татар: двоюродные братья Азиз и Асан Ахтемовы, Шевкет Усейнов, Эльдар Одаманов и заместитель главы Меджлиса крымских татар Нариман Джелял. По оценке украинских властей, это была месть России за августовский саммит Крымской платформы в Киеве».

«Стратегический парадокс Черного моря» – рассуждает обозреватель пакистанской газеты Daily Тimes . «Россия считает своим стратегическим центром притяжения Черное, а не Балтийское море. Черное море – это дорога России к важнейшим приоритетам национальной безопасности и интересам Москвы в Средиземном море, Африке, на Ближнем Востоке и в Азии. Черное море размером со Швецию; примерно 740 миль с запада на восток и 400 миль с севера на юг; оно омывает трех членов НАТО: Румынию и Болгарию на западе и Турцию на юге; Россию и Украину, включая Крым, на севере; и Грузию на востоке. Россия располагает Черноморским флотом, расположенным в Севастополе в Крыму, наряду с грозными наземными силами, силами ПВО и береговой обороны, которые приобрели большее значение после оккупации Россией Южной Осетии в 2008 году, аннексии Крыма в 2014 году и развертывания ее сил на Донбассе в восточной Украине, где конфликт продолжается. В ответ НАТО постепенно увеличивала свое военно-морское и военно-воздушное присутствие и свободу навигации в Черном море. Учитывая важность Черного моря для России, необходимо сделать больше. Двойная дилемма состоит в том, как убедить лидеров НАТО и общественность в стратегической важности Черного моря, а затем предпринять соответствующие действия. У Черного моря есть только одна точка выхода через узкие проливы Босфор и Дарданеллы, которые строго контролируются Конвенцией Монтрё 1936 года и Турцией, ограничивающей размер, количество и время, в течение которого чужие военно-морские корабли могут заходить в Черное море и оставаться в нем. Иностранные подводные лодки не допускаются. Но НАТО может изменить стратегический баланс, если Румыния получит возможность угрожать Черноморскому флоту в его собственных водах. Экономически эффективным средством достижения этой цели являются ракеты большой дальности (600 миль). А наиболее эффективными средствами доставки являются пилотируемые или беспилотные подводные лодки с ракетами, которые бросают вызов Черноморскому флоту и которые Румыния может приобрести в соответствии с Конвенцией Монтрё. Простое рассмотрение этого военного варианта, безусловно, привлечет внимание к Черному морю и приведет к сдвигу стратегического баланса в пользу НАТО».

«Турция и Россия: они соперники или сотрудничающие конкуренты?» – спрашивает обозреватель индийского издания The Times оf India . «В последние годы у Турции и России сложились сложные и странные отношения, поскольку в одних вопросах они выступают как сотрудничающие конкуренты, а в других – как явно непримиримые соперники. Москва в целом недовольна позицией Турции по региональным конфликтам от Сирии и Ливии до Украины и Кавказа. За несколько дней до встречи с Владимиром Путиным в Сочи Реджеп Тайип Эрдоган в своем выступлении на 76-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН заявил, что Турция считает важным поддерживать территориальную целостность Украины, включая Крым. Это, конечно, возмутило россиян. Реагируя на аналогичное заявление турецких официальных лиц по Крыму в мае прошлого года, министр иностранных дел России Сергей Лавров призвал своих турецких коллег «тщательно проанализировать ситуацию и прекратить подпитывать милитаристские настроения Киева… Поощрение агрессивных украинских инициатив в Крыму равносильно посягательству на территориальную целостность России». Игнорируя предупреждения и пожелания Москвы, в октябре 2020 года Турция и Украина подписали соглашение, согласно которому Анкара будет поставлять дроны Киеву, а Украина будет поставлять газовые турбины Анкаре и двигатели для турецких вертолетов T129 Atak. Москва довольно болезненно относится к этому вопросу, поскольку у нее открытый спор с Украиной и потому, что те же турецкие беспилотники сыграли большую роль в победе Азербайджана над Арменией в столкновении из-за Нагорного Карабаха. Москва считает этот район своим задним двором и имеет соглашение об обороне с Арменией, которая потерпела поражение в войне».

Милитаризация Крыма

После аннексии Крыма в 2014 году Россия проводит регулярные военные учения на полуострове и в акватории Черного моря, а также завозит военную технику, в частности, системы противовоздушной обороны.

​В январе 2018 года в районе мыса Фиолент на боевое дежурство заступили российские зенитно-ракетные комплексы С-400 «Триумф». В сентябре 2018 года такие же комплексы разместили и в Евпатории, а в конце года – в Джанкое.

В Генштабе Украины действия российских военных в Крыму называют незаконными.

Заместитель постоянного представителя Украины в ООН Юрий Витренко высказывал опасения о возможном размещении Россией ядерного оружия на полуострове. Бывший заместитель секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины Сергей Кривонос сообщал, что в Крыму есть несколько объектов, где может находиться ядерное оружие. Он считает, что возможность его размещения на полуострове «достаточно велика».

В декабре 2020 года представитель Кремля Дмитрий Песков заявлял, что Россия «вправе делать все необходимое для своей безопасности» в Крыму.

Генассамблея ООН в декабре 2019 года приняла резолюцию, призывающую Россию вывести свои войска из аннексированного Крыма и прекратить временную оккупацию территории Украины.

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года вооруженные люди в форме без опознавательных знаков захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позже президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

Предыдущая «Переносят болезнь легче, но есть категории риска». Можно ли прививать детей от COVID-19
Следующая Дожди и ветер – по Крыму объявили штормовое

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *