«Свобода – антидот к войне и антидот к российскому режиму». Интервью с лауреатами Нобелевской премии мира


Лауреатами Нобелевской премии мира 2022 года стали правозащитники из Украины, Беларуси и России. В Украине премию получил Центр гражданских свобод, в России – правозащитная организация «Мемориал», а в Беларуси соискателем премии стал правозащитник и сооснователь центра «Вясна» Алесь Беляцкий, пишет телеканал «Настоящее Время» ​(создан компанией RFE/RL при участии «Голоса Америки»). ​

«Настоящее Время» поговорило с представителями двух правозащитных центров-лауреатов о премии мира, об их работе и о том, как восприняли разделение премии между тремя странами в условиях войны.

Центр гражданских свобод, Украина

Общественная организация «Центр гражданских свобод» была основана в Киеве в 2007 году. С самого своего основания центр занимается защитой прав человека, обучением правозащитников и поддержкой гражданского общества. Центр также добивается освобождения украинских политических заключенных в России и на оккупированных территориях Украины и поддержкой белорусских правозащитников.

С полномасштабным вторжением России в Украину в 2022 году сотрудники организации фиксируют военные преступления России на территории Украины, а также передают эти свидетельства в Международный уголовный суд.

Правозащитник и эксперт Центра гражданских свобод Владимир Яворский рассказал в эфире «Настоящего Времени» о значении премии.

— Спасибо, что вы нашли время с нами поговорить сейчас. Какие эмоции у вас?

— Это неожиданно, конечно, но всегда приятно. Я считаю, что в этот момент это очень важно, что именно правозащитные организации получили эту премию. В принципе я понимаю этот главный посыл – это то, что если бы три страны были демократическими и права человека в них не нарушались, то войны, возможно, бы и не было.

— Такое соседство трех лауреатов: правозащитная организация из России, которая напала на Украину, правозащитная организация из Украины и правозащитник Алесь Беляцкий из Беларуси, которая фактически тоже участвует сейчас в войне, в российской агрессии против Украины. Как вам такое соседство?

— Для меня это абсолютно нормально, потому что Алесь Беляцкий сейчас в тюрьме – он один из известных правозащитников – и он всегда боролся за демократическую Беларусь. Центры «Мемориал» – то же самое, еще они расследовали нарушения прав человека и преступления, которые российский режим осуществлял в Чечне. То есть они десятки лет занимались всеми этими противоправными действиями российских властей. Если бы мир больше внимания уделял этим двум диктатурам, которые на сегодняшний день выросли в этих двух странах, то я думаю, что этой войны бы не было. Потому что демократические страны в современном мире не воюют между собой. Обычно это именно авторитарные режимы начинают войны. И это то, чему мир научился после Второй мировой войны, но, к сожалению, сейчас об этом забыл. Поэтому, я думаю, такое соседство для меня очень важно и почетно, потому что это наши коллеги, с которыми мы служим единственной цели: чтобы соблюдались права человека и наши страны были демократическими.

Владимир Яворский

— Как вы думаете, как оценит такое соседство украинское общество? Будет ли эта оценка такая же, как у вас?

— Я уже слышу определенную критику, что нас пробуют записать в один народ, что здесь какая-то такая политическая подоплека. Но я на самом деле вижу это совершенно с другой стороны. Я не считаю, что здесь есть намек на то, что мы один народ, что мы должны жить в мире и проблема в том, чтобы убедить нас жить в мире.

Проблема в том, что есть две авторитарные страны, которые воюют с демократической страной. И если было бы три страны с демократией, то тогда, возможно, мы бы могли говорить о мире и тому подобное. На сегодняшний день как раз эта премия подчеркивает то, что те люди, которых уничтожают и преследуют в своих странах, а именно белорусские и российские правозащитники, – они фактически разогнаны, часть из них пребывает в тюрьме, поэтому они в принципе воюют за свободу. А свобода – это антидот к этой войне и антидот к российскому режиму.

«Мемориал», Россия

Общественная группа «Мемориал» была основана в 1987 году. Одним из организаторов и первым почетным председателем общества «Мемориал» был академик, диссидент и лауреат Нобелевской премии мира Андрей Сахаров . Миссией «Мемориала», когда он создавался, было сохранение исторической памяти и просвещение, а позже добавилась защита прав человека. Власти России уже много лет оказывают давление на центр: на сотрудников заводятся уголовные и административные дела, в 2015 году «Мемориал» объявили «иностранным агентом», а в 2022-м официально ликвидировали.

Помимо прочего, «Мемориал» также критиковал аннексию украинского полуострова Крым в 2014 году и полномасштабное вторжение России в Украину в феврале 2022-го. В аннексированном Крыму «Мемориал» помогает крымскотатарским активистам, которых преследуют российские власти, а также беженцам из Украины, которые бежали в Россию или были насильно туда депортированы российскими военными.

Член правления «Международного Мемориала» Сергей Кривенко рассказал, что для организации означает врученная премия, и о давлении на организацию со стороны российских властей.

Сергей Кривенко

— Спасибо, что так оперативно вышли к нам в эфир сразу после новости о том, что ваша организация является одним из трех лауреатов Нобелевской премии мира в этом году. Какие у вас эмоции?

— Конечно, радость, но со слезами на глазах, потому что мы понимаем, что эта премия выдана сейчас в такое время, когда Россия и Украина находятся в состоянии войны, Россия напала на Украину, ведет эту агрессивную войну. Конечно, присуждение премии, наверное, связано с этими событиями. Я хочу напомнить, что «Мемориал», можно сказать, стал первой жертвой войны, потому что власти перед нападением на Украину «Мемориал» закрыли.

«Мемориал» – это старейшая организация, существовавшая все время современной России, основанная в конце 80-х годов. Наверное, посчитали, что если «Мемориал» будет присутствовать в российском информационном поле, то это как-то может помешать властям мобилизовать страну на борьбу с Украиной. Поэтому, конечно, он был закрыт.

«Мемориал» – это еще и тем уникальная организация, что она объединяет в своей работе два направления: историко-просветительское и правозащитное. И это с самого начала была наша идея, что мы не только храним и собираем память о жертвах политических репрессий советского времени, жертвах советского государственного террора, но и занимаемся современными политическими репрессиями, горячими точками, которые в России шли на Северном Кавказе, другие горячие точки. И «Мемориал» сразу же откликнулся на войну 2014 года, были заявления о непринятии аннексии Крыма и другие, связанные с конфликтом на Донбассе. Были мониторинговые поездки наших коллег, отчеты о так называемых референдумах, которые проходили тогда в «ЛНР» и «ДНР». То есть эти две линии «Мемориала» были всегда вместе.

Табличка правозащитного центра «Мемориал»

Если можно, я хотел бы вас чуть-чуть поправить. «Мемориал» – это не две организации. У «Мемориала» более сложное строение, у него много организаций. Есть очень много региональных организаций. В России, где до войны присутствовало более 50-60 организаций. Есть и «Мемориалы» за рубежом: «Мемориал» во Франции, «Мемориал» в Берлине, «Мемориал» в Италии, «Мемориал» в Чехии. Есть целая сеть организаций в Украине, которые входили в «Мемориал». Самая известная из них – Харьковская правозащитная группа, донецкий «Мемориал» существовал до войны. «Международный Мемориал» как организация объединяет целую сеть организаций, несколько десятков. И, естественно, среди них лидер правозащитного направления – это правозащитный центр «Мемориал», который тоже входит в эту сеть, но ведет самостоятельную работу по правозащитной тематике.

— Вы знали о том, что «Мемориал» получит премию? Заранее кто-то связывался с вами?

— Нет. По крайней мере, я не знал. Нас много раз номинировали. В последний десяток лет каждый раз кто-то подавал «Международный Мемориал» на премию, доходили почти до финала много раз. Насколько я знаю, были в последних списках. Но то, что сейчас, – это для меня стало неожиданностью.

— Если говорить про войну, контекст войны сейчас, после того как Россия вторглась в Украину, продолжаются ли репрессии сотрудников «Мемориала» в России? Сколько сейчас ваших сотрудников находится в списке «иностранных агентов «?

— В «Международный Мемориал» входят организации в том числе и в России, и многие региональные организации «Мемориала» – рязанский «Мемориал», другие «Мемориалы» – они получили этот статус, так как они самостоятельные организации и не зависят от «Международного Мемориала», их внесли в реестр. И да, многие коллеги сейчас остаются в России, многие переехали из России. Но сейчас фактически гласная и открытая деятельность «Мемориала» в России прекращена. Но тем не менее через другие организации, через дружественные «Мемориалы», через региональные «Мемориалы» она продолжается, потому что «Мемориал» – это же не просто выдуманная организация. Она откликнулась на запрос общества. И та беспрецедентная ложь, которая была со стороны Советского Союза о сокрытии мест расстрелов Большого террора, о том, что им в течение нескольких десятков лет не сообщали, что эти пропавшие люди расстреляны, не говорили о том, где эти места, где похоронены эти люди. Вот эта беспрецедентная ложь дала такой импульс, на котором создавался «Мемориал». И в 80-90-е годы первые инициативы «Мемориала» как раз были связаны с раскрытием этой тайны: восстановлением списка жертв, поиска мест их захоронений.

Даже наш коллега и друг Юрий Дмитриев , который совершенно необоснованно и незаконно преследуется, и он сейчас отбывает наказание, – его работа уникальна тем, что он, работая в архивах КГБ и ФСБ в 90-х годах, когда еще пускали, восстановил списки всех расстрелянных в Карелии во время Большого террора пофамильно. Есть прям база данных. Он нашел практически все места захоронений – более полутора десятков таких мест в Карелии. Это была такая работа. И мемориализация этих мест. Знаменитое место Сандармох – место расстрела, где лежит шесть-восемь тысяч расстрелянных людей.

Мемориал «Сандармох»

Работа «Мемориала» явилась ответом на отклик людей, поэтому сейчас она сохраняется, сейчас многие еще продолжают работать с документами, искать документы своих репрессированных родственников. Идут запросы в «Мемориал», поэтому мы не можем прекратить эту работу по велению государства. Эта работа нужна людям.

Алесь Беляцкий, Беларусь

Белорусский правозащитник и сооснователь центра «Вясна» Алесь Беляцкий находится в тюрьме с 2021 года, поэтому получить у него комментарий пока не представляется возможным.

Алесь Беляцкий, архивное фото

СПРАВКА: Российское полномасштабное военное вторжение в Украину продолжается с утра 24 февраля. Российские войска наносят авиаудары по ключевым объектам военной и гражданской инфраструктуры, разрушая аэродромы, воинские части, нефтебазы, заправки, церкви, школы и больницы. Обстрелы жилых районов ведутся с использованием артиллерии, реактивных систем залпового огня и баллистических ракет.

Россия отрицает, что ведет против Украины захватническую войну на ее территории и называет это «специальной операцией», которая имеет целью «демилитаризацию и денацификацию».

Ряд западных стран, включая США и страны ЕС, ужесточил санкции в отношении России и осудили российское неспровоцированное широкомасштабное вторжение и российские военные действия в Украине.

***

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта: https://krymrupbxnasmluta.azureedge.net/ Также следите за основными новостями в Telegram,Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Предыдущая «Свобода – антидот к войне и антидот к российскому режиму». Интервью с лауреатами Нобелевской премии мира
Следующая «Крымэнерго» электрифицировало новый жилой массив в Яковенково

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.