«Ты вынужден это принять». Семья Шпигуновых потеряла дом в Крыму и Ирпене, сейчас они помогают беженцам


«Война – это не только про стрельбу» – говорит Татьяна Шпигунова. Она не может сдержать слез, рассказывая о боли, с которой ей приходится сталкиваться ежедневно, когда она помогает эвакуировать беженцев из-под обстрелов российской армии. Крымчане Андрей и Татьяна Шпигуновы с первого дня полномасштабного вторжения предоставляют пострадавшим от войны приют на Львовщине, переживают с ними горе и потери, создают безопасное убежище для тех, кого война России против Украины лишила дома. История семьи Шпигуновых – Татьяны, Андрея и их троих детей – это история о боли, самопожертвовании и надежде.

День, когда Россия начала полномасштабное вторжение в Украину, 24 февраля, Татьяна и Андрей Шпигуновы встретили в Ирпене. Этот город стал их новым домом с 2015 года, когда семья бежала из оккупированного Крыма.

До российской аннексии Крыма Шпигуновы жили в Керчи. Они руководили благотворительным фондом ServeNow-Ukraine – отделением международного благотворительного фонда ServeNow . В городе многие знали Андрея и Татьяну как людей, готовых всегда прийти на помощь. Каждое лето в Керчи работал благотворительный лагерь «Надежда», который бесплатно принимал детей-сирот из разных регионов Украины.

Шпигуновы помогали керченским больницам, детскому противотуберкулезному диспансеру, школе-интернату и семьям, оказавшимся в кризисной ситуации. Они никому не отказывали в помощи – в детстве и Андрей, и Татьяна росли в сложных условиях и как никто знали, что поддержка и понимание могут изменить жизнь к лучшему.

Татьяна и Андрей Шпигуновы в Керчи, Крым, фото из семейного архива

После аннексии Крыма работа международного фонда в Керчи стала невозможной с юридической точки зрения, и немыслимой – с моральной. Шпигуновым начали поступать требования от подконтрольных России местных властей сделать благотворительный лагерь «военным». Одновременно в Крыму начались преследования верующих, не принадлежащих к российской церкви московского патриархата. Андрей и Татьяна, ходившие в местную протестантскую церковь, знали: теперь они и их дети находятся в опасности.

В 2015 году Шпигуновы уехали из Крыма. Расставаться с Керчью, городом своего детства, было крайне тяжело. Но мысль о детях и их будущем поддерживала Татьяну и Андрея. Татьяна говорит: их вел Бог, и он никогда не оставлял их, как бы ни было страшно.

Ирпень: новый дом, новая жизнь

В Ирпене Татьяна и Андрей Шпигуновы купили дом, который стал не только их убежищем, но также офисом благотворительного фонда ServeNow-Ukraine и складом для хранения реквизита, необходимого для летних лагерей. Теперь лагеря проводили в Карпатах. Сюда бесплатно приезжали дети из кризисных семей и интернатов, дети украинских военных и переселенцев.

Дети-переселенцы в благотворительном лагере фонда ServeNow-Ukraine в Карпатах, 2 июля 2015 года

Казалось, жизнь налаживается: помимо летних лагерей, Шпигуновы с командой единомышленников проводили в Ирпене медиашколу для украинских общественных и благотворительных организаций, курсы предпринимательства для переселенцев.

Ирпень стала вторым домом для этой семьи. Дети ходили в школу, нашли новых друзей. В доме затеяли ремонт, и уже осенью 2021-го Татьяна делилась с друзьями радостью от новой кухни – мечты любой хозяйки.

«Мы даже близко не осознавали масштабы»

В декабре 2021 года, читая новости о скоплении российских войск у границ с Украиной, Татьяна и Андрей Шпигуновы не испытывали иллюзий относительно вероятного нападения России. В январе начали готовиться к возможной эвакуации людей из Ирпеня, закупили аптечки первой помощи и запасы продуктов.

«Было понимание, что что-то произойдет. Но, признаюсь честно, мы даже близко не осознавали масштабы. Трудно было думать о вероятной эвакуации. Уже в январе делала первые осторожные звонки собственникам баз на западе Украины: «Чисто теоретически… могли бы мы потенциально разместить у вас человек семьдесят? Может, на неделю или две». Нагнетать панику не хотелось. Но в середине февраля моя риторика поменялась, и у нас уже была договоренность с четырьмя локациями, готовыми принимать наши группы. Мы с командой волонтеров проработали план возможной эвакуации. Однако все равно не были готовы принять реальность 24 февраля», – рассказывает Татьяна.

Татьяна Шпигунова в благотворительном детском лагере, фото из архива семьи

Утром 24 февраля Шпигуновы координировали семьи для эвакуации, водителей и базы, готовые принимать первых беженцев. По словам Татьяны, люди в Ирпене реагировали на происходящее по-разному.

«Кто-то был напуган, а кто-то не мог принять решение. Я звонила и говорила: «У тебя есть 30 минут на сборы, наш водитель тебя заберет». Люди собирались выезжать всего на несколько дней, но в итоге некоторые из них живут на наших локациях месяцами. Были и другие случаи. Одна молодая мама нашла мой номер телефона в эвакуационном поезде из Киева во Львов, ее посадили в поезд прямо из роддома: «Помогите, я не знаю, где можно остановиться с малышкой». И наши волонтеры ехали на вокзал, встречали, селили, возили на осмотр к педиатру. Наши волонтеры – неимоверные люди, они сами стали вынужденными переселенцами, но нашли в себе силы помогать другим. Я каждый день вижу, сколько труда и искренней поддержки проявляют эти люди», – говорит Татьяна.

Андрей Шпигунов рассказывает: семья заранее решила, что Татьяна с двумя детьми выедет в безопасное место, а он со старшим сыном останется в Ирпене, чтобы эвакуировать людей.

«Супруга отвечала за договоренности с базами для приема беженцев. Вечером 24 февраля они колонной из семи машин выехали во Львовскую область. Мы с сыном остались. Тем вечером я отчетливо слышал выстрелы – это обстреливали гостомельский аэропорт. Я понял, что сына тоже нужно отправлять. 25 февраля мы проснулись от сильного взрыва – это был мост в Романовке. Наши друзья забрали сына и вывезли его из Ирпеня. Мы с соседями пошли в военкомат, чтобы записаться в тероборону. Очередь была большая: все хотели защищать Украину. К нам вышел военный и сказал: оружие закончилось, идите в другие военкоматы. Мы поехали в Макаров, затем в Бородянку, но и там уже не было оружия. Обращались даже в полицию, но получили отказ. Через несколько дней я тоже выехал из Ирпеня», – рассказал он.

Разрушенный жилой массив в городе Ирпене в Киевской области во время масштабного вторжения России в Украину, 24 апреля 2022 года «Война – это не только про стрельбу»

Поначалу Андрей и Татьяна Шпигуновы сосредоточились на эвакуации людей. Искали деньги, оплачивали проживание и питание беженцев.

Люди прибывали из разных регионов Украины. Некоторые, несмотря на обстрелы, не хотели уезжать из дома, их близким приходилось настаивать на эвакуации. Так случилось с семьей из Макеевки, которая в 2014 году покинула дом, а в феврале 2022-го была вынуждена вновь бежать из-под российских обстрелов.

«Мы жили в Макеевке Донецкой области. Когда началась агрессия Путина, мы переехали на подконтрольную территорию, в Дружковку. Надеялись, что все закончится, и мы вернемся домой. Но теперь Путин нас и в Дружковке нашел. У нас начались бомбежки», – рассказывает Марина Мариновская .

По ее словам, она долго уговаривала отца эвакуироваться. Ей это удалось – и Мариновских приютили в центре для беженцев, которым руководят Шпигуновы. Сейчас отец Марины Василий уже с юмором вспоминает, как не хотел уезжать сначала из Макеевки, а затем и из Дружковки. Говорит, что «попал на курорт»: «Я не встречал такого хорошего отношения, питания и жилья, как здесь».

Беженцы из разных регионов Украины нашли безопасное убежище на Львовщине. Фото из архива семьи Шпигуновых

Рассказывая о судьбах людей, с которыми она познакомилась после начала полномасштабного вторжения России, Татьяна Шпигунова повторяет: «Война – это не только про стрельбу». Она вспоминает исковерканные судьбы людей, которые лишились дома, уже в эвакуации узнали о гибели близких, рассказы о потерях, которые, казалось, невозможно пережить.

«Большинство фильмов о войне – это «стрелялки». Но война – это постоянная боль. Люди, которые больше никогда не вернутся домой. Семьи, которые потеряли своих любимых. Дети, которые не могут спать по ночам. Вот что такое война, и это продолжается снова и снова», – рассказывает Татьяна.

Шпигуновы не ограничились эвакуацией и размещением беженцев. Со временем у них появилась возможность отправлять группы женщин и детей в страны Европы. Затем начали возить гуманитарные грузы в Киевскую область.

Андрей Шпигунов вспоминает: для людей в тот момент была важна не только гуманитарная помощь, но и сам факт приезда волонтеров.

Андрей Шпигунов предлагает продукты жителям Ирпеня. Фото из семейного архива Шпигуновых

«Люди благодарили со слезами на глазах – особенно за внимание, за то, что кто-то помнит о них. Многие оказались оторваны от своих семей, поэтому такая забота была очень ценна. Я бессилен что-то глобально изменить в жизни других людей. Но мне показалась, что было очень важно просто побыть рядом с этими людьми и слушать их столько, сколько они могли и хотели говорить», – вспоминает он.

«Ты сам несешь ответственность за свою жизнь»

Дом Шпигуновых, который они купили в Ирпене после того как покинули Крым, сейчас разрушен. Один из российских снарядов попал в детскую комнату на втором этаже. После того как ВСУ выбили российских военных из Ирпеня, Андрей Шпигунов смог вернуться – и увидел, во что армия России превратила их дом.

Разрушенный в результате российских обстрелов дом семьи Шпигуновых в Ирпене

«Что я чувствовал? Я был разбит», – вспоминает Андрей.

Несмотря на произошедшее, Андрей и Татьяна Шпигуновы находят в себе силы помогать украинским беженцам. Через базу отдыха, которую они превратили в убежище, уже прошли более 600 человек. Кто-то получил передышку и смог двигаться дальше, кто-то выехал за пределы Украины. Есть и те, кто вернулся – после того, как родной город был освобожден украинскими военными.

«Надеемся, что следующим этапом станет помощь людям в их возвращении домой и восстановлении жилья», – говорит Татьяна.

Трое детей Андрея и Татьяны с нетерпением ждут возвращения в Ирпень. Старшие знают, что их дом сильно пострадал из-за войны, но уверены, что семья преодолеет и это.

Семья Шпигуновых, фото из семейного архива

«Я благодарен за то, что наш семейный опыт дал мне ценный урок. Нет ничего важнее людей, которые тебя окружают. Именно с ними нам хватит сил и вдохновения отстроить наш дом, в который попал российский снаряд, почистить нашу улицу от разорвавшихся снарядов и привести наш цветущий город в порядок!» – рассказал старший сын Алексей Шпигунов .

Пока семья не вернулась домой, благотворительный фонд ServeNow-Ukraine которым руководит Андрей Шпигунов, организовал в Карпатах летний лагерь для детей-беженцев.

На вопрос, откуда берутся силы, Татьяна отвечает: «У нас трое детей. Мы вынужденно дважды стали переселенцами. Есть вещи, на которые ты не можешь повлиять. Ты вынужден это принять. Но только сам ты несешь ответственность за свою жизнь и за то, что ты будешь сделать в этих обстоятельствах».

СПРАВКА: Российское полномасштабное военное вторжение в Украину продолжается с утра 24 февраля. Российские войска наносят авиаудары по ключевым объектам военной и гражданской инфраструктуры, разрушая аэродромы, воинские части, нефтебазы, заправки, церкви, школы и больницы. Обстрелы жилых районов ведутся с использованием артиллерии, реактивных систем залпового огня и баллистических ракет.

Ряд западных стран, включая США и страны ЕС, ужесточил санкции в отношении России и осудили российские военные действия в Украине.

Россия отрицает, что ведет против Украины захватническую войну на ее территории и называет это «специальной операцией», которая имеет целью «демилитаризацию и денацификацию».

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта : https://krymrpkgnypwwuyim.azureedge.net/ . Также следите за основными новостями в Telegram,Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Предыдущая «Ты вынужден это принять». Семья Шпигуновых потеряла дом в Крыму и Ирпене, сейчас они помогают беженцам
Следующая Депутату Ковалеву избрана мера пресечения в виде содержания под стражей – Госбюро расследований Украины

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.