«Тут ужасно. Поляки нас не пускают». Мигранты перемещаются вглубь Беларуси


После того как мигрантов на белорусско-польской границе разместили в логистическом центре возле погранперехода «Брузги» в Беларуси (там оказались около тысячи человек), 400 беженцев согласились вернуться на родину. 18 ноября их доставили рейсом в Ирак. Еще более тысячи человек остались в лесах, некоторые покинули приграничные районы и направились вглубь страны.

Польские пограничники опубликовали видео, на котором видно, что первый лагерь мигрантов убирают. Грузовики увозят дрова и мусор.

Мигранты на белорусско-польской границе. 18 ноября

Польшапосле закрытия автомобильного международного пункта пропуска «Брузги – Кузница» намерена закрыть и железнодорожный пункт пропуска. Госпогранкомитет Беларуси получил официальное письмо от польской стороны относительно её намерения приостановить с 21 ноября грузовое сообщение в железнодорожном пункте пропуска «Кузница». Сейчас через эту железнодорожную станцию проезжают только грузовые составы.

Председатель комиссии по международным делам Сената Польши Богдан Клих предложил рассмотреть вопрос и о полном запрете полетов над Беларусью как над территорией, где государственные органы осуществляют акты международного терроризма, а также осуществляют акты агрессии против соседних стран.

Пенсионерка продает мигранту лекарство с рук

Кризис на границе продолжается. 19 ноября мигранты в приграничной зоне жаловались, что шаурма подорожала в пять раз, и видео, где они возмущаются по этому поводу, вызвало отклик в облисполкоме города Гродно. «Это очень похоже на провокацию. Руки, меняющие ценник на видео, – не работников фудтрака. Сейчас проверяем записи, опрашиваем работников, чтобы выяснить все нюансы. Никаких спекуляций здесь не будет», – заявил председатель Гродненского облисполкома Владимир Караник .

В Минске шаурма не подорожала, однако уличные торговки продают мигрантам лекарства, которые можно достать только по рецептам, втридорога, даже обычные капли в нос стоят у них дороже.

Милиция мигрантов игнорирует, документы у них не проверяют. Охранники торговых центров, однако, не скрывают раздражения и гоняют детей, которые сидят на полу: заставляют их подняться на ноги. В минской «Галерее» мигранты покупают белорусские сим-карты и теплую одежду. Некоторые здешние магазины даже сделали вывески с переводом на арабский язык.

Надписи на арабском в одном из торговых центров Минска

Белорусская турфирма «ДримДжоб» анонсировала 28 ноября эвакуацию для мигрантов – рейс для желающих вернуться в Сирию и Ирак. Для клиентов фирмы рейс будет бесплатным, остальным придется заплатить 400 долларов. «ДримДжоб» фигурирует в списке фирм, которые оформляли визы для иностранцев в аэропорту Минска. Письмо от фирмы передали руководству логистического центра «Брузги» на белорусско-польской границе.

По словам самих мигрантов, очередной рейс назначен еще раньше.

Все мигранты, с которыми мне удалось поговорить, английский почти не знают, говорят на курдском. Арабский многие из них знают немногим лучше (читают с видимым усилием), хотя официальные языки Ирака – это арабский и курдский. Они сразу уточняют, не журналист ли я, потому что никто, кроме журналистов, не спрашивает, как у них дела, если, конечно, не пытается им что-то продать. Чаще всего случается, что на этом общение сразу прекращается. Ответ всегда одинаковый: «Нельзя, нам запрещено общаться с журналистами».

Мохаммед

Мой первый собеседник Мохаммед родом из города Сулеймания на севере Ирака. Ему 30 лет, он оставил на Родине мать с шестью детьми (у него четыре сестры и два брата), его отец умер. Мохаммед болен, у него диабет, но он решил ехать на заработки. Я обратилась к нему, сидевшему за столиком с чизкейком, потому что он сидел в одиночестве и вид у него был невеселый.

Мохаммед только что вернулся с белорусско-польской границы, которую ему не удалось пересечь. Демонстрирует мне свои ноги в струпьях и язвах, говорит: это от того, что он ходил там босиком, потому что ботинки слетели и потерялись:

– Там, если что-то упало в толпе, то уже не поднимешь. Мой телефон тоже растоптали, пришлось купить новый.

– Значит, деньги у вас остались после этого путешествия?

– Немного. На билет не хватит. Через три дня лечу обратно в Ирак. Нам сказали, что прилетит самолет за нами, и документы, и билет, и ПЦР – все сделают бесплатно. Но это только для тех, кто летит через три дня. К примеру, если захочешь через шесть дней, – будешь платить. Так нам сказали. Через три дня нас собралось 153 человека, кто собирается лететь.

– Вы покупали билет в один конец?

– Да, за 300 долларов, это моя месячная зарплата на бензозаправке в Сулеймании. Я рассчитывал уехать в Польшу. Но там очень, очень большие проблемы.

– А кто делал вам визу?

– Не знаю, этой мой друг все организовывал, визу мне просто вклеили в минском аэропорту.

– Вы покупали тур?

– Я об этом ничего не знаю, я просто подписался на это, присоединился к группе, заплатил, сколько сказано. Все поехали, многие поехали, мои друзья, их друзья, знакомые из Чамчамаля….

Приятель Мохаммеда Соран предпочел остаться на границе в надежде, что ему повезет. Он немного лучше говорит по-английски, и мы пообщались по телефону:

– Как там обстановка у вас?

– Тут ужасно. Нет еды, нет воды. Поляки нас не пускают. Нас сейчас тут больше двух тысяч человек. Есть женщины, старые люди, дети. И мы болеем.

– А вы не хотите вернуться обратно, раз так?

– Лично я буду стоять до смерти!

– Но вы же рискуете детьми.

– Ну да. Риск есть риск.

– Вам кто-нибудь помогает?

– Белорусы супер. Они помогали, давали нам одежду, помогали строить лагерь. Детям даже давали шоколад и молоко, – говорит Соран.

Дадак и Халид – молодые курдские парни, они играют в созданной ими музыкальной группе. Дадак – вокалист, Халид – гитарист. Барабанщиком у них был Кушан, единственный из них, кто недавно женился. Кушан внезапно, никому ничего не сказав, уехал в Беларусь с молодой женой. Дадак и Халид очень разволновались и приехали его искать и образумить. Мы общаемся через переводчик в телефоне.

Общение с мигрантами при помощи голосового переводчика

С ними приехал отец Кушана и его три брата. В местах скопления курдов они нашли лишь его жену, которую, как оказалось, Кушан оставил, сказав, что едет на границу с разведкой. Он обещал вернуться, но его уже вторую неделю нет. Понимая, что на границе опасно и оттуда можно не вернуться, на семейном совете постановили, что на границу поедет отец Кушана. По этому поводу было устроено богатое застолье в KFC – проводы. Отец сидел с видом человека, который идет на смерть. Жена Кушана Парвин постоянно плакала.

Халид

– Если отец не вернется, то мы через пять дней улетаем в Курдистан обратно. И нам придется забрать Парвин с собой.

– Кушан взял с собой деньги?

– Нет, все оставил Парвин.

– А телефон?

– Конечно, у него был телефон, но он не отвечает. Вероятно, сломался.

– И у вас были деньги, чтобы вот так взять и прилететь за Кушаном?

– Это же наш брат. Без него группа развалится.

– А чем вы зарабатываете на жизнь?

– Мы пока ничем, но деньги есть у наших родителей.

– Ведь надо было делать визы?

– Визы в Беларусь сделать не проблема, сейчас это легко, достаточно просто сказать, что ты этого хочешь, – отмахивается Халид.

Еще один мой собеседник Авдал рассказал, что он приехал в Беларусь весной этого года, с первой волной иракских мигрантов, но, понимая, что его отъезд в Польшу через Беларусь задерживается, устроился на работу в ларёк делать кебабы. Там он познакомился с белоруской, влюбился и передумал ехать. Сейчас он в Минске, планирует свадьбу и с волнением наблюдает за ситуацией на границе, переживая за своих собратьев.

Мигранты оставляют свои вещи в центре Минска

Ситуация на белорусско-польской границе обострилась 8 ноября, когда мигранты пытались штурмом взять польскую границу, но, не дойдя 300 метров до перехода, свернули в лес и разбили там лагерь. Неделю они прожили в лесу, а 15 ноября оставили стихийный лагерь и собрались в пункте пропуска «Брузги». По разным оценкам, там находилось около 3,5 тысяч человек.

16 ноября мигранты снова пытались прорваться через границу. Они кидали в польских силовиков камни, те в ответ применили водометы и слезоточивый газ. Мигранты разбили палаточный лагерь после неудачной попытки штурма. В результате есть пострадавшие и с одной, и с другой стороны. И Польша, и Беларусь возбудили уголовные дела.

Предыдущая «Тут ужасно. Поляки нас не пускают». Мигранты перемещаются вглубь Беларуси
Следующая Погода в Крыму: без осадков и до +17

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *