«В страхе неизвестности». Чего лишились российские студенты из-за войны России против Украины


Одно из важнейших последствий войны России против Украины – выход России из Болонской системы образования, которое случилось на этой неделе. Замглавы Министерства образования и науки Дмитрий Афанасьев заявил, что все российские вузы исключены из Болонского процесса, поскольку Российский союз ректоров поддержал начало «спецоперации» (так в России называют полномасштабное вторжение России в Украину — КР). Ранее Совет Федерации назвал Болонскую систему «пылесосом для выкачивания мозгов» и «прожитым этапом». Корреспондент проекта русской службы Радио Свобода «Север.Реалии» обсудил перспективы российской высшей школы с преподавателями и студентами – и оптимизма не увидел.

«Я бы сказал, что это Болонская система из нас вышла, а не мы из неё», – цитирует выступление Дмитрия Афанасьева на заседании комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре российское издание «Фонтанка» .

Что должно прийти на смену Болонской системе и в какие сроки, пока не ясно. Ранее глава Минобрнауки РФ Валерий Фальков пообещал россиянам «принципиально новый подход к обучению».

«Преимущества до сих пор существуют на бумаге»

В 1999 году министры образования 29 европейских стран подписали Болонскую декларацию с целью создания единого Европейского пространства высшего образования. Произошло это в Болонском университете, отсюда и название декларации. Россия присоединилась к Болонскому процессу в 2003 году. С тех пор в российских вузах постепенно внедрялась двухуровневая система обучения – «бакалавриат» и «магистратура» – четыре и шесть лет соответственно. Она пришла на смену советской системе – это был «специалитет», пять лет обучения.

Но одно дело – подписать декларацию, другое дело – реализовать ее на практике. Доцент Института гуманитарных наук Балтийского федерального университета имени Канта, преподаватель философии Дмитри й Полянск ий считает, что России это в полной мере пока не удалось.

Дмитрий Полянский

– Нужно было время, чтобы подготовить учебные планы, программы для бакалавриата и магистратуры. Они должны были быть совершенно другими, с так называемыми кредитами (в России их назвали «зачётные единицы»), учебными модулями, дисциплинами по выбору. Это даже на уровне замысла и дизайна сложная задача, не говоря уже об исполнении, – объясняет Полянский . – Какое-то время системы сосуществовали, мы доучивали специалистов, но набирали уже бакалавров. На бакалавриат и магистратуру формально набирают уже лет десять, но я бы не сказал, что они заработали полноценно. Многие преимущества Болонской системы до сих пор существуют только на бумаге. Например, дисциплины по выбору формально в учебных планах есть, но на деле студентам выбор не предоставляется. Набранные зачётные единицы (кредиты) не признаются даже другими российскими вузами, не говоря уже о зарубежных. Но, по крайней мере, сложилось что-то цельное, со своими плюсами и минусами, про которое было понятно, как и зачем дальше развивать. И вот прозвучала команда «всё вернуть взад» в интересах «национальной экономики». То есть 20 лет работы предложено сжечь в огне украинского пожара. С трудом представляю вузовского преподавателя, который рад такому «развороту над Атлантикой». Хотя бы потому, что бесконечное хаотичное реформирование образования всех порядочно утомило.

Если в России отменят диплом европейского образца, то российские дипломы вряд ли будут принимать в европейских вузах для продолжения учёбы, полагает Лата Черняева , студентка бакалавриата ВШЭ в Санкт-Петербурге по направлению литературоведения.

Лата Черняева

– Проблема вся в том, что просто взять у нотариуса и перевести диплом на другой язык недостаточно. Нужна изначально десятибалльная система оценки. Вот у нас она есть. Зачетов как таковых минимальное количество – физкультура, ОБЖ. Остальные предметы оцениваются по десятибалльной шкале. Зарубежным университетам важно, какое именно у меня «отлично», то есть 8, 9 или 10, потому что только в зависимости от этого они мне дадут «свою» оценку. А нашим всё равно, отлично и отлично, – объясняет Лата.

Студенты видят главный плюс Болонской системы в мобильности. Она дает возможность уехать учиться в другую страну на семестр или дольше, закончить бакалавриат в России и поступить на магистратуру в Европу. При этом при переходе на следующий уровень можно поменять специальность.

– Главное, учиться очень хорошо, чтобы рейтинг был высокий, найти вуз с похожими предметами на семестр, и можешь ехать, если пройдёшь отбор. Только потом все равно наши все предметы закрывать надо. Вот я, например, два года изучала творчество Монтеня. Писала работы, участвовала в конференциях, и мне научный руководитель нашёл вуз во Франции, который занимается именно исследованиями Монтеня. Как это будет работать при специалитете, я не знаю, – говорит Черняева. – Я поступила на филологию, и в итоге моя основная специальность будет «филология». А ещё есть правило: в процессе обучения на втором-третьем курсе мы должны выбрать себе ещё одну специальность – дополнительную, которая не будет связана с нашей основной, но по окончании обучения мы получим сертификат, в котором будет написано, что я прошла основы этой специальности. Впоследствии это поможет поступить, например, на эту специальность в магистратуру. В моем случае такая специальность – антропология. Кто-то так проходит коммуникации в бизнесе, востоковедом становится и так далее.

«Мне хватит и бакалавриата»

Однако многие студенты позитивно воспринимают идею вернуться к специалитету.

– Мне неприятно, что меня считают недоучкой, если я окончила только бакалавриат. Нам все преподаватели говорят, что мы должны учиться дальше, идти в магистратуру. Чувствую себя девятиклассницей против одиннадцатиклассника. Вроде как они априори умнее. Уж лучше бы был специалитет, пять лет отучились и все равны, – рассуждает Мария , студентка БФУ им. Канта.

– Да без разницы, какая система лучше, главное, чтобы диплом был актуален и действующим для приёма на работу, – рассуждает студент Института живых систем БФУ им. Канта Антон . – А плюс советской системы был именно в гарантированном трудоустройстве.

Памятник Иммануилу Канту около Балтийского федерального университета в Калининграде

– Диплом европейского образца – это, скорее, для амбициозных молодых людей, – рассуждает выпускница бакалавриата КГТУ Екатерина . – Мне хватит и бакалавриата. Я вообще не уверена, что хочу работать по профилю. Меня уже зовут в другую отрасль, поэтому магистратура мне пока точно не нужна. Болонская система – это для тех, кто действительно рассчитывает поехать учиться дальше за границу. Но таких всего несколько процентов.

В их числе – Василиса из Нового Уренгоя, которая сейчас защищает диплом бакалавра. Она целенаправленно поступала в Высшую школу экономики в Санкт-Петербурге с целью затем перебраться в Европу. На тот момент все дороги были открыты. Но после начала «спецоперации на Украине» диплом европейского образца уже не гарантирует русским студентам поступление в европейский вуз.

– Если продолжать изучать свою специальность в иностранном университете, не нужно сдавать никаких дополнительных экзаменов и подтверждать свою компетентность, потому что твой диплом уже ее подтверждает. Однако сейчас далеко не все университеты готовы принимать русских студентов, даже несмотря на заявления, что санкции не должны повлиять на обычных граждан, – рассказывает Василиса о своем собственном опыте. – Так, например, университет Тарту совсем отказался принимать студентов из России. Мне лично отказали в стипендии Байхост со словами: «Уважаемый кандидат, к сожалению, мы должны сообщить вам, что BAYHOST не имеет права присуждать ежегодные стипендии гражданам России на 2022/23 учебный год, и поэтому ваша заявка не может быть рассмотрена. Основанием для этого является принятое правительством Баварии 2 марта 2022 года решение относительно агрессивной войны России в Украине». Так, наши заявки, которые мы готовили несколько месяцев, просто не рассматривали.

При этом, отмечает Василиса, желание уехать сейчас стало только сильнее.

– Неизвестно, будет ли потом такая возможность, – говорит она. – Если честно, для меня отмена Болонской системы звучит как целенаправленный отказ от студенческой мобильности и возможностей продолжать образование за границей.

Ту же цель подозревает за российскими властями и преподаватель калининградского университета Дмитрий Полянский.

– Главная цель Болонского процесса – создание условий для академической и трудовой мобильности на европейском рынке. Прямо скажем, Россия от этой мобильности больше теряла, потому что она не сильно преуспела в создании конкурентноспособных (по европейским меркам) рабочих мест, – говорит Полянский. – По законам конкуренции лучшие кадры утекали туда, где им лучше жилось и работалось. Дальше конкурировать будет, очевидно, ещё сложнее, поэтому, вероятно, данный канал социальной мобильности решили закопать, чтобы наше не уплывало к ненашим. Ну и Европе очередную дулю всегда приятно показать.

«Два диплома – это явно неплохо»

По мнению Полянского, российским вузам теперь придётся сократить и собственные планы по привлечению иностранных студентов. Скорее всего, интерес к учёбе в России сохранят только молодые люди с постсоветского пространства и «дружественных стран».

Рашид Баймуратов заканчивает магистратуру в БФУ им. Канта и собирается поступать в аспирантуру. Он приехал в Калининград из Узбекистана. Говорит, на родине поступить не смог, несмотря на золотую медаль, а в Калининграде проблем с поступлением не возникло. Его взяли учиться по квоте. Здесь он получает потанинскую стипендию.

– Я, когда поступал, не задумывался, специалитет ли это, бакалавриат. Но сейчас бы я предпочёл именно Болонскую систему образования. Два диплома – это явно неплохо. Но если её даже и отменят, на количестве обучающихся в России из стран бывшего СНГ это точно никак не отразится, российские вузы по-прежнему будут для них востребованы, – говорит Рашид.

Второкурсница ВШЭ Санкт-Петербурга Полина Максименко рассматривала в качестве вариантов для переезда страны Скандинавии и Германию, потому что учит немецкий язык. Она очень рассчитывала на возможности университета, которые открывались с помощью Болонской системы.

– Я считаю, что отмена Болонской системы приведет к очередному, еще большему кризису системы образования в России. В первую очередь, это практически лишит студентов возможности стажировок, переводов и обучения в странах, где система продолжит действовать. Кроме того, будет необходим пересмотр курсов бакалавриата и магистратуры на всех образовательных программах, что, конечно, повлечет за собой много сложностей и проблем. Сейчас особенно пугает такая перспектива, так как хочется получить образование, котирующееся хотя бы в каких-нибудь странах помимо России. Страшно, что мое образование не будет восприниматься нигде, кроме России, что я не смогу получить работу, продолжить обучение в других странах, особенно на фоне общей обстановки – в страхе неизвестности. Лично мне важен диплом европейского образца, я рассматриваю вариант эмиграции из России после окончания бакалавриата и магистратуры, поэтому сильно переживаю, что Болонскую систему грозятся отменить, – рассказывает Полина. – Я хочу уехать, потому что понимаю, что в России не так много возможностей для развития и классной карьеры, как в Европе. Особенно сейчас и особенно по моей будущей специальности (компьютерная лингвистика).

У студентки второго курса Полин ы Булгаков ой из Советска Калининградской области еще со школы была цель: уехать учиться в соседнюю Польшу. Планам помешала пандемия. Для Полины хорошей альтернативой стал Балтийский федеральный университет с направлением «Полонистика». Среди преподавателей были носители языка, предполагалась и языковая практика в Польше. Во время пандемии лекции проходили удалённо, но после февральских событий с преподавателями-поляками разорвали контракт.

– Было очень грустно. Но я не переживаю, хотя мне кажется, я одна не переживаю, а родители, друзья – все беспокоятся, говорят, что ты будешь делать с этим дипломом? Он уже не пригодится. В России с ним прямая дорога в посольство. Но я в своих силах уверена, если что, всё равно поеду в Польшу – если не учиться дальше, то просто работать, – говорит Полина.

Польский язык в университете по-прежнему изучают, подчеркивает она.

Ушли все иностранные преподаватели и из ВШЭ, рассказывает петербургская студентка Лата Черняева.

– У нас филологическая магистратура построена на очень тесном сотрудничестве с Германией. И сейчас это все будет меняться, но полностью не прикроется, думаю. У нас ушёл профессор, коренной немец, он вёл предметы на немецком и играл большую роль в этих связях. И американец мой любимый уехал. Их страны обязали так сделать. Это печально все, да, мы в феврале чуть не плакали. И радовались, что закончили обучение вовремя, – говорит Лада.

СПРАВКА: Российское полномасштабное военное вторжение в Украину продолжается с утра 24 февраля. Российские войска наносят авиаудары по ключевым объектам военной и гражданской инфраструктуры, разрушая аэродромы, воинские части, нефтебазы, заправки, церкви, школы и больницы. Обстрелы жилых районов ведутся с использованием артиллерии, реактивных систем залпового огня и баллистических ракет.

Ряд западных стран, включая США и страны ЕС, ужесточил санкции в отношении России и осудили российские военные действия в Украине.

Россия отрицает, что ведет против Украины захватническую войну на ее территории и называет это «специальной операцией», которая имеет целью «демилитаризацию и денацификацию».

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта: https://krymrncpwmawlzmap.azureedge.net.Также следите за основными новостями Telegram , Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Предыдущая ВСУ взяли в плен боевика, который воевал против собственного сына  — подробности, видео
Следующая «В страхе неизвестности». Чего лишились российские студенты из-за войны России против Украины

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.