«Война никому не нужна». Тайвань опасается вторжения Китая


Мир вновь вспомнил об историческом противостоянии КНР и Тайваня, сейчас опять ставшем крайне напряженным. В Тайбэе, столице «Китайской республики» (как всегда официально называл Тайвань себя сам, хотя весь остальной мир привык называть его по наименованию острова, составляющего 99 процентов контролируемой им территории), полагают, что опасность вооруженного конфликта между «двумя Китаями» в наши дни – самая высокая за последние 40 лет. На этом фоне министр иностранных дел Тайваня Джозеф У совершает поездку по странам Европы – в надежде обзавестись новыми друзьями и с целью убедить мир в том, что КНР представляет угрозу вовсе не только для его собственного частично признанного государства. Главным военно-политическим союзником Тайваня остаются США – однако теперь с рядом оговорок. Об этом Джозеф У рассказал в специальном интервью корреспонденту корпорации Радио Свободная Европа/Радио Свобода.

Китайская Народная Республика в сентябре – октябре этого года регулярно начала посылать в направлении Тайваня огромное количество боевых самолетов. Они не заходят в его воздушное пространство, однако, как подчеркивает министр обороны Тайваня Чиу Куочэн, постоянно растет риск того, что полномасштабная война все-таки начнется – просто потому, что в обстановке общего напряжения «кто-то может выстрелить первым по ошибке». Чиу Куочэн также в одном из недавних заявлений в парламенте страны (где обсуждалось выделение дополнительно нескольких миллиардов долларов на покупку боевых кораблей и средств ПВО для тайваньской армии) предположил, что Пекин планирует в 2025 году начать полномасштабную военную агрессию против Тайваня.

Затем последовало заявление президента Тайваня («Китайской республики») Цай Инвэнь в интервью телеканалу CNN, в котором она сказала, что угроза ее стране со стороны Пекина возрастает с каждым днем, и отметила, что верит в поддержку США в случае нападения. В середине октября Цай Инвэнь, выступая в Тайбэе на митинге по случаю Национального дня Тайваня, заявила, что Тайвань продолжит укреплять свою оборону, так как «путь, предлагаемый нам Пекином, не связан ни со свободой, ни с демократией для народа Тайваня». Она добавила, что Тайвань ни в коем случае не станет действовать «опрометчиво».

В сентябре 2021 года председатель КНР Си Цзиньпин пообещал осуществить «скорое и неизбежное воссоединение» с Тайванем, правда, не упомянув о вероятности применения силы. Однако тайваньские власти ответили на это, что определять будущее этого островного государства может только его собственный народ. Позднее, комментируя речь Цай Инвэнь, особая «Канцелярия Госсовета КНР по делам Тайваня» назвала ее «выступлением, которое спровоцировало конфронтацию, разорвало историю и исказило факты».

12 октября министр иностранных дел России Сергей Лавров, отвечая на вопрос, как Москва оценивает последние действия Китая в отношении Тайваня и не несут ли шаги Пекина угрозы безопасности региону, ответил, что «Россия считает Тайвань частью Китайской Народной Республики. Из этого мы исходим и будем исходить в нашей политике».

При этом президент США Джо Байден 22 октября неожиданно твердо заявил, что Вашингтон намерен встать на защиту Тайбэя, если он подвергнется нападению со стороны КНР. На встрече с общественностью, организованной телеканалом CNN в Балтиморе, Байдену был задан вопрос о вероятности защиты Тайваня. «Да, – ответил Байден, – у США есть обязательство это сделать». Американский президент уточнил, что не верит в вероятность преднамеренного военного конфликта, но его беспокоит риск «непреднамеренной эскалации».

Военные учения ВС Тайваня («Китайской республики»). Октябрь 2020 года

Китайская Народная Республика (управляющая материковым Китаем, Гонконгом и Макао), с населением более 1 миллиарда 415 миллионов человек, и Тайвань («Китайская республика») с населением всего чуть более 23 миллионов, официально никогда не признавали суверенитет друг друга. Официальной позицией обоих государств остается то, что есть только одно законное суверенное государственное образование, которое управляет и материковым Китаем, и Тайванем. Правительство КНР решительно выступает против признания Тайваня легитимным государством, и в принципе – против самого понятия «два Китая», настаивая на «принципе одного Китая».

В соответствии с ним Пекин утверждает, что земли, контролируемые и КНР, и Тайванем («Китайской Республикой), всегда были частью одного и того же неделимого суверенного образования «Китай». Пределом уступок со стороны Пекина стала политика «одна страна, две системы», согласно которой Тайваню пообещали автономный статус в случае реинтеграции в состав КНР (как в случае с Гонконгом и Макао). Но все основные тайваньские партии отвергают и такой вариант, особенно после начала в Гонконге волны китайских репрессий и фактического попрания всех базовых прав и свобод, гарантированных гонконгцам на основании предыдущих соглашений. То, что в рамках отношений с материковым Китаем в Тайбэе опираются на Вашингтон, Пекин расценивает как факт грубого американского вмешательства в свои внутренние государственные дела.

Тайвань, в отличие от все еще коммунистической КНР, уже давно стал демократическим государством с полупрезидентской формой правления и полноценным всеобщим избирательным правом. А также – с 19-й по величине экономикой в мире. Тайваньская высокоразвитая технологическая индустрия крайне важна для всей мировой экономики. Здесь весьма высокий уровень жизни – согласно данным МВФ за 2019–2020 годы, «Китайская республика» по ВВП на душу населения значительно превосходит КНР.

В сентябре этого года Тайвань начал кампанию по своему возвращению в ООН. «Китайская республика», собственно, и была одним из государств – основателей Организации Объединенных Наций, наряду с США, СССР, Великобританией и Францией. Но в 1971 году, после принятия, под давлением Пекина, резолюции ООН о «праве представительства Китая» Тайвань был вынужден выйти из ООН, уступив свое место КНР. 27 октября 2021 года госсекретарь США Энтони Блинкен призвал государства – члены ООН поддержать стабильное участие Тайваня в работе всех ооновских учреждений, подчеркнув, что исключение Тайваня из организации «подрывает важную работу ООН и связанных с ней органов».

В эти дни в Европе с большой поездкой по нескольким странам находится министр иностранных дел Тайваня Джозеф У . 26 октября в столице Чехии Праге он выступил с речью, посвященной борьбе с наступлением авторитаризма в мире, а также дал специальное интервью корреспонденту корпорации Радио Свободная Европа/Радио Свобода Риду Стендишу :

– На прошлой неделе президент США Джо Байден привлек всеобщее внимание ответом в интервью CNN – он, похоже, подтвердил, что Вашингтон придет на помощь Тайбэю в случае его военной конфронтации с Пекином. Белый дом потом, правда, как бы взял эти слова обратно. Но, что самое важное, как вы сами интерпретировали эти слова Байдена? И как вы оцениваете приверженность США своим обязательствам по отношению к Тайваню в случае агрессии КНР?

– Обязательства США в отношении Тайваня основаны на Законе об отношениях с Тайванем, принятом Конгрессом США в 1979 году. Действие этого документа было подтверждено Вашингтоном шесть раз, и до сих пор США никогда от него не уклонялись. Но, когда мы рассматриваем вопросы обороны Тайваня, мы никогда не забываем о своих собственных обязательствах. Мы знаем, что не можем просить другие государства вмешиваться в войну, в которой участвует Тайвань. Тайвань сам ответственен за свою собственную оборону, и мы пытаемся укрепить наши собственные военные возможности. Но мы хотим, чтобы Соединенные Штаты помогли Тайваню обрести больший оборонный потенциал, и именно об этом мы их просим.

– Некоторые критики президента Байдена сейчас регулярно припоминают ему обстоятельства, при которых США ушли из Афганистана. И это также является предметом обсуждения и в СМИ КНР. Вы знаете, как США обошлись со своими союзниками в Кабуле. Возможно, это могло бы стать показательным примером – в том случае, если ситуация вокруг Тайваня накалится. Вы говорите, что Тайвань должен бороться самостоятельно. Но когда вы видите, как Соединенные Штаты покинули страну, которая была их союзником, которую они поддерживали и в которую вкладывали огромные средства в течение 20 лет, – меняет ли это ваше отношение к перспективам поддержки со стороны США?

– Пекин хочет убедить всех в том, что Соединенные Штаты не заслуживают доверия, что США могут бросить Тайвань в момент, когда он больше всего будет в них нуждаться, – но все это лишь кампания дезинформации КНР. Они ведут ее годами! Во-вторых, есть фундаментальные различия между Тайванем и Афганистаном. В Афганистане люди, похоже, не хотели сражаться сами за себя, но на Тайване все по-другому. Мы полны решимости защищаться! Правительство США постоянно напоминает, что не может помочь нам больше, чем мы сами готовы себе помочь. А мы хотим защитить свой образ жизни. Мы хотим защитить свободу и демократию, и мы хотим защитить свой суверенитет.

– Вы говорите, что Тайвань хочет защищать свою свободу и что он должен уметь это делать самостоятельно. Ваш коллега, министр обороны Тайваня Чиу Куочэн заявил, что Пекин может начать полноценное военное вторжение на Тайвань к 2025 году. Так вы этого боитесь? Вы верите, что такое произойдет?

– Это то, что нас очень беспокоит. Хотя эта война никому не выгодна. Она обернется кошмарными потерями и разрушениями, и не только на Тайване, но и в некоторых областях Китая, и окажет очень серьезное влияние на весь остальной мир. Например, обратите внимание на этот факт, Тайвань является одним из крупнейших в мире производителей полупроводников, и хотя наше производство наращивается и никогда не прерывалось, все равно в мире их не хватает. Если Тайвань подвергнется нападению и эта сфера промышленности пострадает, вы увидите, какой эффект это окажет на весь мир.

Война никому не нужна – но только понимают это лишь рационально мыслящие лидеры. И иногда мы обеспокоены тем, что, возможно, лидеры в Пекине не рациональны. Особенно – когда они, и все чаще в последнее время, сталкиваются с разными внутренними трудностями. Авторитарные лидеры нередко хотят создать кризис за пределами своей страны, чтобы отвлечь на него внимание собственного народа. А Тайвань так удобно расположен вблизи Китая! И мы очень обеспокоены тем, что Тайвань может в такой ситуации стать своеобразным козлом отпущения. Поэтому, если какие-то внутренние проблемы КНР усугубятся, это будет время, когда мы начнем особенно беспокоиться.

Морская пехота ВС КНР на спорных Парасельских островах к юго-западу от Тайваня, которые в Пекине также считают «неотъемлемой частью КНР». Март 2021 года

– Так что же, по вашему мнению, будет дальше? Вы знаете, например, что в перспективе ваша оборона может быть сломлена в 2025 году, что Пекин может сокрушить вас. Как мы обсудили, из заявлений американского правительства ясно следует, что они всячески вас поддерживают, но не вступят прямо в войну ради вашей защиты. Вам нужно будет выстоять, опираясь на собственные силы. Что вы собираетесь предпринять в ближайшие четыре-пять лет, в течение которых ситуация, похоже, продолжит накаляться?

– Нам будет очень непросто, с учетом того, что армия КНР во всех отношениях находится на подъеме. Но в то же время Тайвань также трезво оценивает свои слабые стороны и пытается укрепить свою оборону, особенно в области так называемой «асимметричной войны». Мы очень постараемся нарастить наши собственные оборонные возможности. Поэтому, когда Китай решит атаковать Тайвань, я думаю, он также понесет огромный ущерб. По крайней мере, мы сумеем замедлить и очень осложнить их военные действия против нас. Пусть это заставит их сомневаться – стоит ли нападать на Тайвань?

Во-вторых, насколько международное сообщество будет осознавать опасности, с которыми сталкивается Тайвань? К счастью, постоянно увеличивается число государств, которые понимают важность мира и стабильности в Тайваньском проливе. Все они в своих заявлениях подчеркивают это. Международное сообщество теперь знает, что агрессия КНР против Тайваня не отвечает ничьим интересам, и выражает Пекину свою глубокую озабоченность по поводу его намерений в отношении Тайваня.

– Все-таки военное вторжение – кошмарный сценарий для вас? Мне кажется, вы пытаетесь преуменьшить эту вероятность, когда я спрашиваю вас об этом. А ведь есть много и других способов, с помощью которых Пекин мог бы попытаться вас ослабить, например, ударами по вашей экономике. Мы видели, например, многое в Гонконге, и ведь КНР даже не нужно было вводить туда свои войска. Конечно, это другая ситуация с другой историей. Но в целом – есть ли другие плохие сценарии, которые не дают вам спать по ночам?

– Самый ужасный вариант, конечно, это если Китай начнет против Тайваня военную агрессию. Но, кроме этого, китайское правительство, да, может также использовать другие возможности, будь то блокирование участия Тайваня в любой международной деятельности или изменение статуса Тайваня в международных организациях. Китайцы мечтают изменить там даже наше название – с «Тайваня» на «Тайвань, КНР», через запятую. Или на «Тайвань, провинция КНР», чтобы показать и доказать всем, что мы являемся одной из их частей. Но мы надеемся, что международное сообщество сможет догадаться, что это недостойная юридическая уловка Пекина. Китай желает сделать все возможное, чтобы Тайвань остался в одиночестве на мировой арене – без друзей, без поддержки. Но, конечно же, я, как министр иностранных дел, и отвечаю за то, чтобы у Тайваня были друзья.

Президент Сената Чешской Республики Милош Выстрчил (слева) и глава МИД Тайваня Джозеф У (справа) в Праге. 26 октября 2021 года

– Китай в мире сегодня – это огромная экономическая мощь. Его финансово-рыночная привлекательность, думаю, очень вам мешает в вашем деле. Вы сейчас посещаете разные страны Центральной и Восточной Европы, где как раз у Пекина, в той или иной степени, имеется этот эффективный козырь, с помощью которого он, так сказать, может во всех отношениях блокировать вашу игру.

– Многие знают, что Китай представляет угрозу для Тайваня. Но не многие знают, что Китай также и является торговым партнером Тайваня номер один! Сорок процентов экспорта Тайваня уходит в КНР, так же как и 25 процентов импорта Тайваня поступает из КНР, и поэтому Китай является очень важным рыночным партнером для Тайваня. Но в то же время мы также понимаем, что не только Тайвань зависит от Китая, но и Китай от Тайваня. То же касается и всего международного сообщества: если они думают, что зависят от Китая, то вообще им следует вспомнить и о том, насколько Китай в то же время зависит от таких стран, как Германия или Франция, или других крупных западноевропейских государств, от их рынков сбыта, потребителей, денег. А если вы сами заранее уверились в том, что зависите от Китая больше, то и ваша внешняя политика может соответственно измениться. Это именно то, над чем я бы посоветовал подумать нашим друзьям в Европе. Если вы полагаете, что зависите от Пекина, – то будьте как можно более осторожными, – заявил в интервью корпорации Радио Свободная Европа/Радио Свобода министр иностранных дел Тайваня Джозеф У .

Предыдущая Фигуранта крымского «дела Хизб ут-Тахрир» Теймура Абдуллаева оставили в ШИЗО еще на 12 суток – мать
Следующая «Война никому не нужна». Тайвань опасается вторжения Китая

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *