Воспоминания о былом. Эдем Топчи


Эдем Топчи. Конец 1970-х годов

Здесь средоточье славы моих предков,
Здесь все надежды нации моей.
И в каждом камне, в каждом взмахе ветки
Я вижу въявь всю прелесть прошлых дней.

Ленур Ибраимов «Бахчисарай»

Эдем Топчи родился в 1938 г. в Акмесджите в доме на ул. Субхи (Крылова) рядом с пересечением с улицей Татарской (Футболистов). Родители Эдема Абибулла и Зейнеп Топчи – уроженцы деревни Бешуй, расположенной в 20 км от Акмесджита. Отец был предприимчивым человеком. У него был свой магазин. Мать была домохозяйкой. В 1941 г. в семье родился его брат Энур. А уже в депортации в Узбекистане в 1950 году родилась сестра Гульнар. Эдем вспоминает детские годы, когда родители летом отвозили детей в Бешуй к Ибраиму-къартбаба, отцу Абибулла-агъа.

У Ибраима-къартбаба было свое хозяйство, сад, огород, домашний скот и птица. Во дворе росло огромное грушевое дерево рядом с окном дома. Сельская жизнь имеет свои прелести, а для детей особенно.
Эдем вспоминает курьезный эпизод из жизни в деревне. У къартбаба было много запасов продуктов в подсобных помещениях. Эдем знал, где находится бочка с медом. Однажды ему захотелось отведать меда из бочки. Он взобрался на нее, наклонился и решил пальцем достать мед. Меда было меньше половины бочки, и он, потянувшись рукой за медом, упал в бочку. На его счастье в помещение зашел один из родственников и , увидев торчащие из бочки ноги ребенка, быстро подбежал и вытащил сорванца… Этот эпизод послужил ему хорошим примером быть осторожным.

Во время войны они тоже часто бывали в Бешуе. Эдему запомнился гул приближающихся самолетов, отдаленные взрывы. Заслышав гул, все бежали в подвал.

Вот как запомнилось ребенку трагическое утро 18 мая. Недели за две до этого отца и многих мужчин сослали в трудармию. Отец был отправлен в г. Гурьев.

Они с матерью находились в Акмесджите. Рано утром, постучавшись в дверь, в дом ворвались солдаты с автоматами. Они сообщили матери, что семья выселяется и что надо приготовить с собой продукты и необходимые вещи. Мать была в растерянности, не зная, с чего начать. Она разбудила Эдема, и он стал одеваться. Младший сын, Энур, никак не мог проснуться и, отмахиваясь руками, кричал, что хочет спать. Не мудрено, ему тогда было всего 3 года…

Привезли их на ж/д вокзал… Конечным пунктом их длинного пути была станция Новая Ляля на Урале.
С ними вместе туда же прибыла семья сестры матери Таире. Таире-апте была врачом по специальности, и ее сразу взяли на работу в больницу. Благодаря ее специальности две семьи были расселены в двух соседних комнатах.

Абибулла-агъа во время отправки в трудармию попал в г. Гурьев. Через некоторое время их освободили из трудармии. Как говорится, путем “сарафанного радио” он узнал, что его родные сестры попали под Ташкент. Где была его семья, он не знал. Разузнав в Ташкенте, где живут сестры с семьями, он прибыл в с. Паркент и стал там обосновываться. Опять-таки, разузнав, куда была выслана семья, он добился вызова и переезда семьи из Новой Ляли в Паркент. Эдем вспоминает, что по приезду в Ташкент местные носильщики украли у матери деньги.
Жизнь в Паркенте в послевоенное время была нелегкой. Но Абибулла-агъа был предприимчивым человеком, и в семье был всегда средний достаток.

Окончив школу, Эдем поступил в Ташкенте в горно-строительный техникум. Учился он неплохо. Особенно ему нравилось чертить и писать. У него был каллиграфический почерк.

Во время службы в армии его сразу назначили писарем и чертежником части. Разумеется, эта должность давала ему значительные льготы по сравнению с остальными сослуживцами. Служил он в Каракалпакской АССР.
Эдем также отлично играл в волейбол, и их часть участвовала в турнирах на первенство Каракалпакской АССР.
После демобилизации Эдем начал свою трудовую деятельность в строительных организациях города Алмалыка. Вскоре он перевез родителей с братом и сестрой Гульнар из Паркента в Алмалык. В своей работе он проявил себя грамотным специалистом. Это не осталось не замеченным руководителями организаций, в которых он работал. Начался карьерный рост. К 40 годам он стал главным инженером ПМК. Эдем-агъа неоднократно отмечался грамотами и премиями за доблестный труд.

Как мы все знаем, вторая половина 80-х годов ознаменовалась перестроечными процессами в стране, в которой мы все жили. Эти процессы способствовали борющемуся крымскотатарскому народу начать массовое возвращение на историческую Родину, в Крым.

Вначале Эдем-агъа содействовал переезду в Крым брату с сестрой. Был куплен домик в Белогорске.
10 марта 1990 г. Эдем Топчи прибыл окончательно в Крым для начала обустройства жизни на родине. Это был период массовых самовозвратов земельных участков нашим народом для строительства домов. Было много трудностей и сомнений, как и где обосноваться. Конечно же, Эдем-агъа стремился бросить свой “якорь” поближе к родному Акмесджиту, где он родился. Вскоре представилась возможность… Народ начал самовозвраты земли в районе пос. Фонтаны, на южной окраине Акмесджита. Было много сложностей. Неоднократно государственные органы угрожали народу репрессиями. Но народ уже нельзя было остановить. Среди соотечественников было много грамотных специалистов-строителей. Одним из них был и Эдем-агъа Топчи. Его выбрали бригадиром на участке Фонтаны-2. Когда я спрашиваю у Эдема-агъа, как все это происходило, он отвечает, что всего не передать. Были беспокойные ночи, когда народ ожидал внезапного нападения карательных органов… Было и такое, когда утром вставал чумазый от копоти печи. Было и такое, когда делились между собой последним куском хлеба…

Я спрашиваю у Эдема-агъа, а была какая-то возможность где-то подработать. Он только улыбается… О какой работе можно говорить, когда мы все находились в неопределенности… Государственные органы стали с нами разговаривать только на четвертый год с начала наших самовозвратов… Но были бригады, был штаб, который ежедневно требовал необходимую информацию. Народ стал строить времянки, чтобы как-то обустроиться на первое время. Эти три года пролетели на едином дыхании. И только после того, как госорганы пошли на контакт с нами, можно было что-то планировать…

Время летело быстро. Постепенно стали создаваться строительные организации. Эдем-агъа устроился на работу в ОДСПК “Рескомнаца” (Организация Дирекция строительных предприятий Крыма). Эдема-агъа закрепили за контролем строительства в мкрн. “Фонтаны”- 2 как частных домов , так и государственных. В его обязанности входил контроль за строительством сооружений для подачи света, воды, канализационных сетей. Ежедневно инспектировалось выполнение работ, финансирование банком. Надо сказать, что к тому времени все эти процессы были налажены, и строительство велось в нормальном режиме. Стройматериалы завозились со всего Крыма. Все это касается государственного строительства домов. Что касается строительства частных домов нашими соотечественниками, то здесь было много проблем. Все старались, как могли. Если учесть, что в то время подавляющее большинство наших соотечественников не имело стабильной работы, можно представить себе, что они испытывали в условиях безденежья… Но народ выстоял и выжил.

Когда сейчас прогуливаешься по массиву Борчокрак, любуешься частными домами, построенными нашими соотечественниками, тебя охватывает чувство гордости за наш многострадальный народ… Многие ли сумели бы свершить такое, вернувшись на голые пустыри? Вопрос риторический…

Эдем-агъа Топчи – мой двоюродный брат. Мне хотелось бы рассказать о нем как о человеке. Прежде всего, он компанейский, коммуникабельный человек. С ним можно беседовать на различные темы. Эдем-агъа бесконечно влюблен в нашу Родину Крым и родную деревню Бешуй. Он готов часами сидеть и говорить о крымской старине, о традициях нашего народа, о приготовлении национальных блюд, образе жизни народа в прошлую эпоху и о многом другом. Эдем-агъа Топчи является одним из зачинателей доброй традиции посещения нашей родной деревни Бешуй. Это началось в начале 90-х годов прошлого века. Бешуйцы сами выбрали его руководителем этих ежегодных мероприятий. Эдем-агъа часто говорил мне, что просто хотел бы пожить в нашей родной деревне, чтобы ощутить непередаваемые чувства наших предков, живших в Бешуе… Увы… мир очень сложен. Наша деревня была сожжена немецкими фашистами за помощь односельчан партизанам. А после войны остатки деревни не были восстановлены… Более того в дальнейшем остатки строений сравняли с землей. Сейчас там стоит один дом работника, выполняющего гидрометорологические замеры.

Но природа окрестностей Бешуя так же прекрасна, как и 100–200 лет назад. Изумительный лес, окрестные сопки в сочетании с рекой Альмой создают неповторимую красоту этих мест. Не хватает только довоенных домов и жителей в Бешуе… Увы…

Конечно, Эдем-агъа бесконечно счастлив, как и весь наш народ, что мы живем на родной земле. Об этом мечтали несколько поколений нашего народа. Увы, не всем удалось осуществить свою мечту. Но и достигнутые результаты – это большая победа нашего народа…

В заключение мне хотелось бы пожелать герою нашего рассказа крепкого здоровья и долгих лет жизни.

Энвер МУРАТ

На сборе хлопка. п. Баяут. 1956 г. Э. Топчи слева. Период учебы в техникумеПервенство Каракалпакской АССР по волейболу. 1962 г. Э. Топчи слева направо третийЭдем Топчи стоит первый слева направо. 1991 г. Пикет на массиве Сары-Су под КарасубазаромЭдем Топчи. 1939 г. Крым. АкмесджитЭдем Топчи второй слева. С сослуживцами на заслуженном отдыхе

Предыдущая «Крымские каникулы» Авы Сулеймановой
Следующая Тенденции демографического развития крымских татар в Крыму

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *