«Время идет против нас». Арсен Жумадилов – о деоккупации Крыма, автономии и правах крымских татар


Случится ли деоккупация Крыма в этом году? Готов ли официальный Киев к возвращению Крыма под свой контроль? Нужна ли Крыму сегодня крымскотатарская национально-территориальная автономия? Об этом в эфире Радио Катерина Некречая поговорила с крымскотатарским общественным и политическим деятелем, военнослужащим ВСУ Арсеном Жумадиловым.

Случится ли по вашему мнению деоккупация?

– Хотел бы я, чтобы это случилось? Конечно, хотел бы. И не только я, а все те крымские татары, которые выехали из Крыма. И те, кто остается в Крыму, на 95 и более процентов – мы все этого хотим. У меня нет причин не доверять высшему военно-политическому руководству нашей страны насчет того, что это случится.

– Г отов ли официальный Киев к возвращению Крыма под свой контроль?

– Это хороший вопрос. Есть ощущение, что мы воспринимаем деоккупацию Крыма как финал фильма с хеппи-эндом: «А в конце они поженились и жили долго и счастливо». Также мы сейчас думаем про деоккупацию Крыма и в целом об окончании этой войны. Мол, после окончания войны мы будем жить долго и счастливо. Дай бог, чтобы долго. Но я уверен, что сначала точно не будет счастливо. Будет много проблем, вопросов, на которые нужно будет давать ответы. Мы думаем, что некоторые ответы находим. Но в целом, я уверен, на большинство из открытых вопросов честные ответы еще не даны, в том числе на те, что касаются крымских татар, что касаются статуса, роли и места крымскотатарского народа в новой послевоенной Украине с восстановленной территориальной целостностью.

Арсен Жумадилов

А кто должен дать эти ответы?

– Эти ответы должны дать все. Сначала крымские татары должны определиться с тем, к чему они стремятся. Когда мы говорим про автономию, мы на самом деле говорим о форме. Мы попробовали наполнить смыслом эту автономию. Смыслом философским и политико-правовым. Еще в 2017-18 годах была [создана] рабочая группа при Конституционной комиссии президента Украины, где мы наработали проект изменений к Конституции Украины в части Автономной Республики Крым – предложили определенный проект, который на тот момент был актуальным. Но это было 5 лет тому. Это было до большой войны. Среда меняется очень динамично: мир, Украина, мы в нашей стране. И я вам скажу возможно крамольную вещь: я не уверен, что тот проект сохраняет свою актуальность. То есть сейчас мы вроде как в такой диспозиции: крымские татары имеют какой-то проект и хотят, чтобы он был принят, и украинское государство к этому не готово. Я думаю, это не то, что происходит на самом деле. На самом деле у нас нет четкого видения, а украинское государство не готово о любом видении с нами честно говорить.

Если мы говорим о деоккупации Крыма в 2023 году, то это не самый неотложный вопрос, который надо будет решать?

– Я бы очень не хотел, чтобы мы с этим вопросом ждали. Потому что мы – крымские татары – всегда ждем. Нечего ждать, если есть видение того, что ты хочешь построить. Мы должны начинать с того – какую страну мы строим после войны или уже сейчас. Какой будет мировоззренческая идентичность в Украине? Какой будет роль крымских татар в этой новой Украине? То есть сначала мы должны думать о системе в целом.

Арсен Жумадилов и ведущая Катерина Некречая

Национально-территориальная автономия. Что это значит для Крыма? Как тогда должен выглядеть полуостров?

– Модель, которая была предложена – это очень качественная, взвешенная модель, которая может быть применена, когда в Крыму будут решены вопросы безопасности. Когда в Крыму запустятся выборы как инструмент для реформирования власти. На что украинское государство будет долгое время не готово. Это не просто послевоенная история. Это история после стабилизации, которая будет длиться определенное время. И здесь мне кажется есть опасность, что если крымские татары не предложат другого видения, то у меня есть опасения, что вновь этот вопрос будет отложен в дальний ящик. Для нас сейчас нет тех инструментов, которые способствовали бы нашему развитию. Время идет против нас. Мы теряем язык, теряем общее понимание, куда идти, кто мы, куда идем. Тот проект, который мы предлагали, был качественный, хороший. На каком-то этапе, лет через 5, может, через 3-4 года, мы к нему вернемся. Как Крым будет жить сразу после деоккупации и как при этом учитывать права крымских татар – это открытый вопрос. Я уверен, что он не должен быть отодвинут куда-то на маргинес с риторикой, что не время для этого.

Справка: Арсен Жумадилов – крымскотатарский общественный и политический деятель. Родился в Крыму в 1985 году. Имеет три высших образования, степени магистра права и магистра политологии получил в Киевском национальном университете имени Тараса Шевченко. Степень магистра публичного менеджмента и управления – в Лондонской школе экономики. До оккупации Крыма Россией работал в корпоративном секторе в Украине и за рубежом. В 2014 году вместе с единомышленниками создал общественную организацию «Крымский институт стратегических исследований». Затем руководил отделом обеспечения деятельности Уполномоченного президента Украины по делам крымскотатарского народа. Был (2015-2017 гг.) председателем Беляевской райгосадминистрации Одесской области.

Сейчас Арсен Жумадилов – старший преподаватель кафедры политологии Национального университета «Киево-Могилянская академия». С апреля 2019 возглавлял национальное агентство «Медицинские закупки Украины». С начала полномасштабного вторжения России в Украину мобилизован в ряды Медицинского командования Вооруженных сил Украины.

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильном

СПРАВКА: Российское полномасштабное военное вторжение в Украину продолжается с утра 24 февраля. Российские войска наносят авиаудары по ключевым объектам военной и гражданской инфраструктуры, разрушая аэродромы, воинские части, нефтебазы, заправки, церкви, школы и больницы. Обстрелы жилых районов ведутся с использованием артиллерии, реактивных систем залпового огня и баллистических ракет.

Россия отрицает, что ведет против Украины захватническую войну на ее территории и называет это «специальной операцией», которая имеет целью «демилитаризацию и денацификацию».

Ряд западных стран, включая США и страны ЕС, ужесточил санкции в отношении России и осудили российское неспровоцированное широкомасштабное вторжение и российские военные действия в Украине.

***

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту .Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта: https://d35yeetkgl59lf.cloudfront.net/следите за основными новостями в Telegram , Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года вооруженные люди в форме без опознавательных знаков захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позже президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

Предыдущая «Время идет против нас». Арсен Жумадилов – о деоккупации Крыма, автономии и правах крымских татар
Следующая В Минздраве Крыма прокомментировали слухи об отсутствии лекарств в аптеках

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.