«Все они прячут свое состояние в офшорах». «Архив Пандоры» – о деньгах Путина и его окружения


В понедельник власти и правоохранительные органы западных сразу нескольких стран заявили о том, что будут внимательно расследовать возможную причастность своих граждан к нарушениям закона в связи с публикацией «Архива Пандоры» – изученной журналистами очередной утечки данных о конечных бенефициарах офшорных компаний более чем в 10 юрисдикциях по всему миру. Крупнейшая со времен «панамских бумаг» утечка содержит имена множества высокопоставленных чиновников и даже глав государств. Есть в ней и россияне из ближайшего окружения Владимира Путина, и даже Светлана Кривоногих, которую журналисты называли любовницей российского президента и матерью его внебрачной дочери.

Как утверждает опубликовавший «Архив Пандоры» Международный консорциум журналистов-расследователей (The International Consortium of Investigative Journalists, ICIJ), 12 миллионов документов, легшие в основу расследования, были получены от неназванного источника еще год назад. Все это время почти три терабайта данных изучали журналисты со всего мира. И хотя по объему «Архив Пандоры» примерно равен «панамским бумагам», у него есть важное отличие от этой и других предыдущих публикаций: речь идет об утечке не из одного источника, а о документах сразу 14 разных компаний-регистраторов офшоров. Это делает более сложным вопрос об их происхождении и практически исключает версию хакерской атаки (на которой настаивала в качестве объяснения утечки «панамских бумаг» компания Mossack Fonseka) или версию слива документов одним сотрудником – как это, вероятно, было в случае с утечкой документов из подразделения Министерства финансов США по борьбе с финансовыми преступлениями (The Financial Crimes Enforcement Network, FinCEN).

Самые громкие имена в «Архиве Пандоры» – король Иордании Абдалла II , потративший через офшорные фирмы более 100 млн долларов на недвижимость в Великобритании и США (сам Абдалла в официальном заявлении признал эти покупки, осудив журналистов за публикацию информации, которая может подвергнуть опасности его и членов его семьи); бывший британский премьер Тони Блэр (в официальном заявлении его представители также отвергли подозрения в том, что Блэр использовал офшор для ухода от налогов при покупке недвижимости); премьер-министр Чехии Андрей Бабиш (в ответ на попытку журналистов Би-би-си спросить его о происхождении средств на покупку виллы во Франции охранник Бабиша ударил одного из них); президент Украины Владимир Зеленский , а также «завсегдатаи» подобных утечек – президент Азербайджана Ильхам Алиев и члены его семьи, тратившие сотни миллионов долларов на британскую недвижимость.

Упоминаются в «Архиве Пандоры» и россияне (всего – 52 человека), но если «панамские бумаги» позволили всему миру узнать о «кошельке Путина», виолончелисте Сергее Ролдугине, то в российской части «Архива Пандоры» таких громких сенсаций нет. Журналистам признанного «иностранным агентом» российского издания «Важные истории» удалось узнать из утекших документов о том, что гендиректор «Первого канала» Константин Эрнст через офшор участвует в проекте по сносу старых советских кинотеатров в Москве и их замене на торговые центры с кинозалами; о том, что у предполагаемой бывшей любовницы Путина и матери одной из его дочерей Светланы Кривоногих есть апартаменты в Монако, зарегистрированные на офшор, связанный другом президента и бизнесменом Геннадием Тимченко; наконец, о том, что семья главы корпорации «Ростех» Сергея Чемезова владеет через офшоры имуществом на 22 миллиарда рублей, в том числе яхтой и виллой в Испании.

Константин Эрнст, Светлана Кривоногих, Сергей Чемезов, коллаж

В большинстве описанных случаев, как признаются сами работавшие с «Архивом Пандоры» российские журналисты, упоминающиеся в документах российские чиновники формально не нарушили закон и обвинить их можно разве что в лицемерии: на фоне разговоров о патриотизме и «происках Запада» эти люди именно на Западе предпочитают хранить свои деньги, а их дети и вовсе не связывают свое будущее с Россией – как дочь депутата Леонида Слуцкого, о котором недавно рассказывало в своем расследовании Радио Свобода и которая открытом текстом писала, что рассчитывает через несколько лет получить швейцарский паспорт.

Об этом же говорит в интервью Радио Свобода и Роман Шлейнов – один из работавших с утекшими документами журналистов, региональный редактор Центра по исследованию коррупции и организованной преступности (Organized Crime and Corruption Reporting Project, OCCRP).

– Это не первая такая утечка в своем роде. Есть ли что-то, что делает ее исключительной?

– Речь идет о масштабе. Если в случае с «панамскими бумагами» речь шла об огромном массиве документов из одной структуры, которая обеспечивает регистрацию офшоров по всему миру, то здесь мы имеем дело с документами нескольких подобных структур. Это несколько регистраторв, юридических фирм и провайдеров корпоративных и трастовых услуг. Это отличает «Архив Пандоры» от предыдущих утечек, его охват гораздо больше.

– В отличие от «панамских бумаг» или, например, утечки документов Министерства финансов США, кажется, что источник, который передал журналистам «Архив Пандоры», сам собирал его из разных источников – именно потому, что речь идет о данных из нескольких не связанных друг с другом структур. Может ли быть так, что с этими бумагами еще до вас уже кто-то работал?

– После «панамских бумаг» были спекуляции, что все это специально кем-то подстроено, что некие люди заранее что-то отобрали и отсортировали, но это физически невозможно – не существует источников с таким штатом сотрудников, которые могли бы сидеть и предварительно это собирать. Это сырые данные, на обработку которых у сотни журналистов ушел год.

– Что можно сказать о «российском следе» в этих документах? Если судить по громкости имен, то кажется, что этот след – далеко не самая сенсационная часть утечки.

– Он тоже значительный. Здесь важно понимать, почему офшоры так популярны именно в России. Почему российские бизнесмены не торопятся от них отказываться? Потому что у них есть опасения за будущее своего бизнеса внутри страны. Ситуация в России непредсказуема, нет никаких правовых гарантий, никогда нельзя быть уверенным, что твой бизнес завтра не отберут. Если мы говорим о чиновниках, государственниках, политических фигурах, семьях руководителей госкомпаний – то они думают примерно также. Как бы они ни делали хорошую мину, выступая по телевидению или участвуя в пропагандистских акциях, постоянно проявляя лояльность к власти, все они прекрасно понимают, что на самом деле никакой стабильности и предсказуемости для них тоже нет. Если вы поговорите с любым чиновником или человеком во власти, то поймете, что все прекрасно понимают, что происходит на самом деле. Многие из их родственников вообще в России не живут. Они стараются получить второе гражданство, еще как-то себя устроить, сформировать некие фонды за рубежом – чтобы в любой момент можно было уехать или как минимум передать после себя все это своим детям. Единственный способ для этого – офшоры, потому что открыто присутствовать на Западе они не могут. Даже люди из ближайшего окружения президента, его дальние родственники и близкие друзья пытаются подстраховаться, хотя на публике они делают вид, что в России все хорошо, что они патриоты. Мы видим, что это не так, и все они стараются прятать свое состояние по разным офшорам и трастам.

Владимир Путин и Сергей Чемезов, один из героев «Архива Пандоры»

Иногда это состояние понятного происхождения, иногда нет – например, не всегда можно понять, откуда о родственника руководителя госкомпании образовались огромные активы, или откуда десятки миллионов долларов на офшорных счетах у чиновника, чья сравнительно небольшая зарплата задекларирована официально и у которого нет других источников дохода. На самом деле, нам-то примерно понятно, откуда у них эти деньги, но хранить их в открытом виде невозможно.

Как нам объяснили несколько лет назад эксперты, чтобы не объяснять происхождение денег и не раскрывать, на что они тратятся, используются целые сети офшоров. Они переуступают друг другу займы, векселя, потом «прощают» эти займы, и так далее. Российские чиновники вьют в Европе гнезда, в той Европе, которую на публику они проклинают.

– Расскажите чуть подробнее о той части расследования «Важных историй», автором которой вы являетесь – об офшорах людей из ближайшего круга Путина, в том числе о недвижимости Светланы Кривоногих, которую называют матерью необычайно похожей на Путина девочки.

– Единственное новое о ней – мы узнали, что у нее через офшорную компанию образовалась недвижимость в Монако, довольно приличная квартирка, с видом на море и рядом с казино. Образовалась она в середине нулевых годов и стоила 3,6 миллиона евро.

Жилой комплекс The Monte Carlo Star, в котором одна из квартир принадлежит офшорной фирме Brockville Development – ее бенефициаром с 2006 и как минимум до 2017 года была Светлана Кривоногих:

Покупка была сделана через офшорную компанию. Мы косвенно подтвердили, что Кривоногих все-таки имеет отношение к самому близкому кругу друзей Путина, потому что компания, которая была названа номинальным владельцем этого офшора, использовалась и другими людьми из окружения президента. Например, она же использовалась людьми, связанным с Геннадием Тимченко , с Петром Колбиным , другом детства Путина и бывшим владельцем миноритарной доли в нефтетрейдере Gunvor Тимченко. Да, я понимаю, что номинальные конторы могут использоваться большим количеством разных клиентов, но когда происходят такие совпадения, можно предположить, что человек приближен к президенту. Это лишнее подтверждение того, о чем писало издание «Проект», когда впервые рассказало о Кривоногих («Проект», внесенный впоследствии Министерством юстиции РФ в реестр «иностранных агентов», предположил в своем расследовании, что отцом дочери Светланы Кривоногих Луизы является Владимир Путин – само издание лишь написало об их «феноменальном» сходстве, но затем сразу несколько журналистов смогли найти в открытых источниках фотографии девушки, – прим. РС).

Президент постоянно говорит, что «с офшорами нужно заканчивать», призывает бизнесменов возвращать деньги в страну, а одновременно мы видим, что люди из его ближайшего окружения и даже родственники используют эти офшоры в те же годы, когда он делает такие заявления. Может быть, он не тех людей призывает? Может быть, начать стоит с родственников, друзей и их семей, а уж потом агитировать бизнесменов? Потому что бизнесмены смотрят на это и понимают, что что-то происходит не так. В 2011 году на форуме «Деловой России» Путин призвал бизнесменов отказаться от офшоров, и тогда его просто подняли на смех. Почему? Я допускаю, потому что многие наши предприниматели знают, знакомые, родственники и друзья президента от офшоров не отказываются и не откажутся. Можно, конечно, эти призывы слушать, но у бизнеса возникает вопрос – а зачем такое лицемерие?

– Если упрощать, можно ли сказать, что деньги, на которые куплена квартира Светланы Кривоногих – это деньги Путина?

– В России все деньги – это деньги Путина. Когда можно за считанные часы прекратить любой бизнес, просто закрыв в тюрьме бизнесмена, когда человек был большим предпринимателем, а через несколько дней становится фактически никем, а все его активы испаряются – в такой ситуации все деньги в стране это деньги Путина. У нас бизнесмены – бесправные люди. Почему они стремятся в Великобританию, почему они стремятся в офшорные юрисдикции? Они понимают, что в каждый следующий момент у тебя могут все отобрать. Российский бизнесмен – это герой, потому что он ведет бизнес с ощущением, что тебе ничего не принадлежит, что тебе это только «дали подержать», и если власти это нужно – завтра она у тебя все отберет, из-за какого-то неправильного слова или превратно истолкованного действия, или просто потому, что твой актив кому-то понравился.

– Российские власти много говорят о необходимости деофшоризации, а как с этим обстоит дело на условном «Западе»? В «Архиве Пандоры» западных политиков и бизнесменов гораздо больше, чем российских, но отказываться от офшоров тамошние президенты вроде бы не призывают.

– В других странах это всегда вопрос этики и морали. Никто, конечно, не запрещает бизнесменам использовать офшоры. Давайте прямо скажем: в их использовании нет ничего незаконного. Вопрос не в том, что с помощью офшоров ведется какая-то деятельность в обход государственных запретов и регуляций. Вопрос в том, что декларируется властью и что происходит в реальности. В России власть призывает отказываться от офшоров и возвращать деньги в страну, а ее ближайшие представители, их семьи и родственники не следуют этому призыву. Если на Западе находят офшоры у влиятельных людей или приближенных к власти, всегда возникает вопрос этического плана: а зачем ты пользуешься офшором? Что ты хочешь спрятать от общества? Ты не платишь налоги? Или оптимизируешь их и пытаешься в рамках закона какие-то налоги в своей стране не заплатить? Но это тоже всегда вызывает вопросы – вы же видели, какие дебаты были в США, когда выяснилось, что крупнейшие IT-компании очень мало платят налогов в самих Соединенных Штатах, выводя интеллектуальную собственность в Ирландию или еще куда-то. Американские сенаторы сказали: вы здесь за счет ресурсов страны, за счет того, какие возможности дает экономика, сформировали свои бизнесы, а в итоге получается, что топ-корпорации платят налогов меньше, чем граждане. Но при этом все в соответствии с законом, потому что корпоративные юристы всегда впереди юристов государственных. Корпоративный юрист с блестящим образованием всегда найдет способ оптимизировать налоги, обойти новые запреты, пройдя по грани законности и ничего особо не нарушив. Российских же предпринимателей гонят в офшоры не налоги, а непредсказуемость ситуации, отсутствие правовых гарантий, отсутствие справедливого суда. Но меня как журналиста больше интересуют не бизнесмены, а политики и чиновники. И удивительно, конечно, что «иностранными агентами» называют нас, при этом существует целый слов топовых государственников, которые иногда даже обладают двойным гражданством и имеют значительные ресурсы, сформированные в офшорах (в процессе работы над «Архивом Пандоры» журналисты выяснили, например, что у банкира и предпринимателя Александра Винокурова, зятя министра иностранных дел России Сергея Лаврова, есть израильское гражданство, – прим. РС).

***

На момент публикации этого материала уже в 9 странах власти объявили о расследованиях, начатых после публикации материалов из «Архива Пандоры».

Пока западные политики, ставшие героями этого расследования, как минимум пытаются оправдаться за найденные у них офшоры, в России реакция властей ограничивается обесцениванием и упреками в адрес западных государств.

Пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков сказал, что в Кремле не увидели в опубликованных материалах никаких «ничего особенного», а тем более каких-то «скрытых богатств». Представитель МИДа Мария Захарова в связи с расследованием напомнила об обещании президента США Джо Байдена сделать борьбу с коррупцией одним из приоритетов своей политики – и вместе с этим обратила внимание на то, что в «Архиве Пандоры» США названы «крупнейшим налоговым убежищем». Из россиян, упомянутых в утекших документах, лишь Константин Эрнст прокомментировал статью о своем офшорном бизнесе. Связанном со строительством торгово-развлекательных центров в Москве на месте советских кинотеатров: он отказался отвечать на вопросы, назвав издание «Важные истории» «организацией, получающей указания от американских спецслужб» и «не имеющей никакого отношения к независимой журналистике».

Предыдущая В Севастополе решили проверить систему оповещения, население просят не паниковать
Следующая Письма крымчан: Трудолюбия пример нам покажет новый мэр?

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *