«Вы считаете это справедливостью?» Последнее слово в суде Тофика Абдулгазиева


Южный окружной военный суд Ростова-на-Дону 12 мая вынес обвинительное решение против фигурантов второго симферопольского «дела Хизб ут-Тахрир» Тофика Абдулгазиева, Владлена Абдулкадырова, Иззета Абдуллаева, Меджита Абдурахманова и Биляла Адилова. Сроки – от 12 до 14 лет лишения свободы. Иззета Абдуллаева приговорили к 12 годам колонии строгого режима с первыми 5 годами в тюрьме и ограничение свободы на 1 год после освобождения. Накануне Тофик Абдулгазиев выступил с последним словом в суде. публикуют его обращение.

Я – Абдулгазиев Тофик Султанович , крымский татарин, мусульманин, отец четверых несовершеннолетних детей.

До 2014 года мы, крымчане – крымские татары, русские, украинцы, жили как одна большая семья. Друг к другу бежали на помощь, несмотря на национальность или вероисповедание. Кто-то был моим соседом, кто-то был знакомым, а с кем-то мы дружили семьями. Христиане всегда радовались, когда мусульмане организовывали праздники Ораза и Курбан. Это два любимых праздника у мусульман. Часто славяне приходили помогать в организации наших праздников. Среди гостей этих праздничных мероприятий были полицейские со своими детьми и женами. Но дело совсем не в праздниках, а в том, что мы друг друга уважали, ценили, несмотря на нацию и вероисповедание.

Когда пришел 2014-й год, на наших дорогах появились танки, БТР, покой пропал, начались бессонные ночи. Жители Крыма стали собираться группами, чтобы дежурить по ночам у въездов своих сел и районов. Оберегали свои семьи и дома от мародеров и других бесчинников. Прошло несколько дней: мы стали наблюдать, что в домах крымских татар, мусульман начались какие-то обыски. Они проходили то в одном городе, то в другом. Конечно же, люди, у которых была возможность, сразу же выезжали в те города, где происходили обыски, чтобы поддержать своих соотечественников. Тогда стало ясно, что обыски начались с мусульман – естественно, все бросали свои дела и бежали на помощь этим семьям.

Со временем нам стало известно, что им влепят какую-то 205 статью о терроризме. В начале я подумал, что это какая-то шутка. Но потом я увидел, как люди в масках, вооруженные до зубов, выламывают двери в домах, где живут малолетние дети, старики, услышал крик жен и родителей, плач детей. Я увидел, как моих соотечественников начали сажать в тюрьмы. В тот момент стало понятно, что нашей спокойной жизни пришел конец. Пришла Россия. Всего за считанные месяцы российская власть посадила очень много крымских татар.

Вторая симферопольская группа фигурантов крымских «дел Хизб ут-Тахрир». Симферополь, Крым, Украина, 21 февраля 2022 года. Слева направо: Шабан Умеров, Раим Айвазов, Риза Изетов, Фарход Базаров, Ремзи Бекиров

Со временем нам стало известно, что им влепят какую-то 205 статью о терроризме. В начале я подумал, что это какая-то шутка. Но потом я увидел, как люди в масках, вооруженные до зубов, выламывают двери в домах, где живут малолетние дети, старики, услышал крик жен и родителей, плач детей. Я увидел, как моих соотечественников начали сажать в тюрьмы. В тот момент стало понятно, что нашей спокойной жизни пришел конец. Пришла Россия. Всего за считанные месяцы российская власть посадила очень много крымских татар.

Утро 27 марта 2019 года останется в моей памяти и памяти моей семьи. В мой дом ворвались вооруженные люди в масках и предъявили постановление об обыске в моем домовладении, где я проживаю с семьёй. Прочитав постановление, мне стало известно, что в отношении меня заведено уголовное дело по статье 205 ч. 2. Провели обыски с грубейшими нарушениями, приглашенного моей семьёй адвоката, который уже ожидал снаружи дома, не допустили на место обыска. Сотрудники ФСБ привели с собой молодых людей в качестве понятых, в ходе изучения материала дела, я выяснил, что приведенные люди – несовершеннолетние. Как потом стало известно, один из понятых сказал: «Мы возвращались с дискотеки, нас остановили, посадили в машину и сказали ехать с ними, в противном случае их посадят».

Обыск провели, ничего запрещенного, естественно, не нашли. Надели наручники – на глазах моей бабушки, которой на тот момент было 85 лет. Конечно же, видя весь этот кошмар, ей стало плохо. Мы вызвали скорую, но приехавшую карету скорой помощи не пустили. Им было все равно, что будет с моей бабушкой. После того как меня посадили в машину, меня повезли в дом моей мамы. На проведение обыска в доме моей мамы у них не было никакого документа, то есть нагло пришли туда и провели обыск. Адвокат, который ехал за мной на своей машине, уже был у входа дома моей мамы, его снова не впустили. В сарай моей матери сотрудники ФСБ подкинули абсолютно новенькие книжки, которые не принадлежали мне. В конечном итоге, эти книги перешли к материалам уголовного дела, как доказательство обвинителя. Я им сказал, что книги в сарае я не храню, все книги находятся в зале, но прислушаться к словам обвиняемого уже не входило в задачи силовиков. Они не дали мне даже попрощаться со своей мамой и детьми, говоря: «Не положено».

Привезли меня в ФСБ, там тоже не пустили адвоката и обманным методом незаконно записали голос, чтобы в дальнейшем также использовать в качестве доказательства. Меня завели в автозак, где я увидел своих соседей, друзей, позже стало ясно, что они целыми улицами арестовывали молодых ребят. Нас привезли на суд ночью, судьи ночью приехали на работу, чтобы быстренько нас осудить и посадить в СИЗО. Напрашивается вопрос: откуда такое рвение и любовь к своей работе? Народ собирается вокруг суда, дороги перекрыты: это нас судят. Мы слышим, как сотни людей пришли на поддержку к нам и кричали: «Отпустите наших детей!» В Крыму началась паника, после окончания судов нас ночью увезли в СИЗО. Наши родные, знакомые, соседи и друзья со всего Крыма начинают собираться для поддержки друг друга. Сотни детей, родителей потеряли сыновей, десятки жен остались без своих мужей, без своих кормильцев.

Буквально на следующий день нас быстро увезли в аэропорт, надели на голову мешки, словно особо опасным преступникам, перегрузили в самолет, как какую-то вещь. Мы прилетели в город Ростов. Таким незаконным образом мы были вывезены из Крыма, и я уверен, что все эти меры были предприняты из-за того, что народ будет собираться. Они не ожидали, что в Крыму народ такой сплоченный. В Ростове над нами продолжали совершать противоправные действия, нас начали раскидывать по всем другим СИЗО Ростова и Ростовской области. Таким образом, нас разделили чтобы мы не находились вместе. Меня и ещё моих троих друзей вывезли в город Шахты. Их посадили в спецблоки с размером 1,5 на 2 метра. Нам не дали возможности связаться с родными, чтобы сообщить им и моему адвокату о моём местонахождении.

Полгода меня держали в камере, где были полчища тараканов и крыс. Я очень переживал о своей семье: как они себя чувствуют, не слег ли кто из них с болезнью сердца. Через полгода нас начали по одному, по двое перевозить в Крым, в Симферопольское СИЗО. Меня посадили в камеру, где было около двадцати человек, тогда как мест в ней было 14. Шесть человек спали, кто – стоя, кто на полу, затем менялись. В этой камере было очень много клопов, тела всех обитателей этих камер были в язвенных волдырях. Когда я туда зашел, я просто ужаснулся. Это настоящая пытка. Все больные, у всех была высокая температура. От укусов клопов у многих диагностировали заражение крови. Камера в ужасном состоянии, словами это не передать.

Через несколько месяцев меня и моих друзей начали вывозить в психиатрическую больницу. Мало того, что организаторы всего этого ужаса из меня сделали «террориста», так еще и пытаются выдать за сумасшедшего. В психушке тоже были камеры, где со мной поместили сумасшедших людей. Было реально страшно: страшно засыпать, потому что некоторые из них по ночам вставали, кто-то на четвереньках ходил, как собака, кто-то делал вид, что он сова и крутил головой. Вы себе представить не можете, как это страшно. Когда все это видишь, начинаешь вспоминать жену, детей, маму, и ты не можешь понять: за что ты здесь. Я провел в психушке почти месяц – и вы считаете это справедливостью?

После психиатрической больницы меня вернули в СИЗО №1 Симферополя, в ту же камеру, а через пару месяцев нас начали вывозить в ФСБ, практически каждый день, на протяжении трех месяцев, для ознакомления с материалами уголовных дел и экспертиз. Это были не рабочие дни, суббота и воскресенье в том числе. Нам не давали нормально ознакомиться с материалами дела, потому что мы толком не спали, утром нас рано забирали и поздно ночью привозили в СИЗО. Даже в камере мы не могли отдохнуть и поспать, а если удавалось заснуть, то просыпаться приходилось от ужасного зуда из-за укуса клопов. На моем теле не было живого места от укуса клопов, и вы считаете это справедливостью?

Мы толком не ознакомились с материалами уголовного дела, после этого нас увезли в СИЗО Ростова. Я ехал в автозаке: стакан с размером 50 на 50 см, высота 1,5 метра. В полусогнутом состоянии, где нарушения были наигрубейшие, таким образом я ехал 9-10 часов. Когда я вышел, я не чувствовал ни ног, ни рук. И вы считаете это справедливостью. Меня посадили в карантинную камеру, где по стенам текла вода, потому что это был подвал. Никакой вентиляции: там было окошко на высоте три метра, которое выходило прямо на землю. Когда шел дождь, вся вода затекала в это окно, как в канализацию. Была зима, очень холодно и мокро. В этой камере я провел один месяц – вы считаете это справедливостью?

Симферопольское СИЗО, иллюстрационное фото

Совершенно не представляю, как там моя семья, жена, дети, мама и мой народ. На протяжении этого года идут суды, хотя здесь должна быть цель – выявление истины, таковой абсолютно не наблюдается. Вы не даете нам задавать вопросы свидетелям, которых мы даже не знаем, пытаясь сохранить инкогнито вашего свидетеля. Даже допусти он где-то в ответах ошибку, которая будет противоречить обвинению, ведь потом придется исключать его из дела, а это – крах всего карточного домика. Поэтому вы всячески препятствуете нашим вопросам, и даже при этом ни один свидетель не сказал, что я совершил злодеяние, что я готовился к теракту, или призывал к захвату власти или чему-нибудь плохому.

Ни один человек, будь он из ФСБ, будь это эксперт с вашей стороны, с нашей стороны, свидетель с вашей стороны или с нашей стороны, никто из них не говорит, что мы призывали к захвату власти, призывали к терроризму или к чему-либо подобному. Только один человек донес свое мнение обвинению, и это – прокурор, который не имеет никаких знаний о религии ислам, и никакого представление о нас и нашей жизни, о том, кто мы. Он предъявляет в качестве доказательства такие слова как «халифат». Хотелось бы задать ему вопрос: «А что вы знаете о халифате?» Очевидно, ничего. У стороны обвинения нет ни единого доказательства в том, что я вел подготовку к каким-либо актам, террору или насилию. В материалах дела не содержится также доказательства о наличии у меня и моих друзей оружия и взрывчатых веществ. Даже те имеющиеся псевдодоказательства в виде аудиозаписей с моим голосам, не выдерживают никакой критики, в них явно видно, что я вел разговоры обычно среди простого народа – о религии и положении в мире в целом, и в нашем Крыму в частности.

В заключение я приведу слова своего Господа из священного Корана: «Воистину Аллах повелевает блюсти справедливость, делать добро и одаривать родственников. Он запрещает мерзости, предосудительные деяния и бесчинства. Он увещевает вас – быть может, вы помянете назидание». В завершение хотелось бы добавить к своим словам, что у меня потекли слезы из-за того, что я читаю слова Господа – это со мной всегда так происходит. Это не из-за страха, что я нахожусь в суде. Вы можете мне дать 100 лет – знайте, что мусульманин пожертвует своей жизнью ради Господа.

Тофик Абдулгазиев ​ – крымчанин, фигурант второго симферопольского «дела Хизб ут-Тахрир», арестован и осужден российскими властями, правозащитниками признан политическим узником

Мнения, высказанные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта: https://krymrbcwgzlasuqqh.azureedge.net/.Также следите за основными новостями в Telegram , Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Крымские «дела Хизб ут-Тахрир»

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России и в оккупированном ею в 2014 году Крыму. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список объединений, названных «террористическими».

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокаты отмечают, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам. Международное право запрещает вводить на оккупированной территории законодательство оккупирующего государства.

Предыдущая Депортированным украинцам запрещают жить в Крыму без российского паспорта, – Денисова
Следующая Что будет с российскими активами в Украине? Рассказывает директор фонда, который управляет изъятой у России собственностью

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.