Вынужденное партнерство. Выгодна ли для Китая победа «Талибана»?


Стремительный захват власти в Афганистане движением «Талибан» еще до того, как были выведены американские войска из страны, оставил Китай в непростой ситуации с набором возможностей и рисков в условиях подготовки к взаимодействию с новыми политическими посредниками в Кабуле.

Всего через несколько часов после того, как талибы взяли под свой контроль столицу Афганистана министерство иностранных дел Китая заявило, что Пекин готов к «дружественному сотрудничеству» с Афганистаном и настроено сыграть «конструктивную роль» в восстановлении раздираемой войной страны.

«Основываясь на полном уважении суверенитета Афганистана и воли всех фракций в стране, Китай поддерживает контакты и общение с афганским [движением] «Талибан» и играет конструктивную роль в продвижении политического урегулирования афганской проблемы», – заявила 16 августа пресс-секретарь МИД Хуа Чуньин.

Новости без блокировки и цензуры! Установить приложение для iOS і Android.

Сцены хаотической эвакуации из Кабула западными вооруженными силами также сослужили службу китайским пропагандистам: государственные СМИ использовали изображения для продвижения своей политической риторики, рассчитанной как на внутреннюю, так и международную аудиторию, об упадке Америки и ненадежности Вашингтона.

Но дипломатические контакты с Кабулом и злорадство, которое Пекин испытывает в связи с выводом сил США и неуклюжей эвакуацией, маскируют глубокую неопределенность, с которой сталкивается Китай в Афганистане, спешно пытаясь подготовиться к измененной геополитической карте и наступлению новой эры риска в плане безопасности в Южной и Центральной Азии вслед за военной победой движения «Талибан».

Один из руководителей талибов мулла Абдул Гани Барадар (слева) и министр иностранных дел Китая Ван И позируют фотографу во время встречи в Тяньцзине, 28 июля 2021 годаПриоритет Пекина

Китайско-афганская граница составляет всего 76 километров и Пекин придерживался непринужденного подхода к своему соседу. Однако вывод вооруженных сил США и падение избранного афганского правительства может это изменить.

Пекин имеет экономические интересы в этой стране, с особым прицелом на огромные минеральные богатства. Однако в наибольшей степени Китай заинтересован в том, чтобы конфликт не распространился за пределы Афганистана.

Центральное место в этих опасениях – вопрос о том, как обуздать региональную нестабильность и исключить любую возможность превращения Афганистана в убежище для террористических группировок, особенно уйгурских боевиков.

Запретят ли боевики действовать на афганской земле Исламскому движению Восточного Туркестана – уйгурской группировке, которую Пекин обвиняет в беспорядках в своей западной провинции Синьцзян, – послужит первой проверкой новой эры отношений «Талибана» с Китаем.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Интернирование и демографический контроль. Политика Пекина в Синьцзяне и Тибете

В то время как многие аналитики оспаривают серьезность угрозы, исходящей от уйгурских группировок Китаю, Пекин считает их существенной угрозой, поскольку борьба с терроризмом занимает центральное место в оправдании Коммунистической партией Китая репрессий в Синьцзяне, где, как считается, в «лагерях политического перевоспитания» находится более 1 миллиона уйгуров, казахов и других мусульманских меньшинств.

«Талибан» старается дистанцироваться от уйгурских группировок. Кроме того, за талибами также будут внимательно следить другие державы, такие, как Индия, Россия и США, чтобы проверить – позволит ли группировка боевиков использовать территорию Афганистана в качестве базы для операций террористических групп.

В остальном, помимо этого узкого набора целей, Пекин планирует ограничить свое присутствие в Афганистане. Китайские политики рассматривают эту страну как среду с очень высоким уровнем опасности и по-прежнему больше сосредоточены на ограничении рисков, нежели на использование возможностей.

Китайская государственная корпорация Metallurgical Group Corporation в 2008 году получила 30-летнюю концессию за 3 миллиарда долларов на разработку месторождений в долине Мес-Айнак, огромных залежей меди к югу от Кабула, а Китайская национальная нефтяная корпорация выиграла тендер на бурение нефти на севере страны.Отношения Китая и «Талибана»

Пекин уже заложил основу для этой новой реальности: в конце июля министр иностранных дел Ван И принимал у себя руководство движения «Талибан».

У Китая и «Талибана» непростые, многолетние взаимоотношения. В то время как обе стороны не испытывают особого доверия друг другу, Пекин с 2014 года активизировал свое взаимодействие с боевиками – отчасти благодаря сыгранной Пакистаном роли посредника как союзника Китая и главного покровителя «Талибана» – и им удалось найти точки соприкосновения.

У Китая нет определенной симпатии к какой-либо политической фракции в Афганистане. До переворота в Афганистане Пекин также имел тесные рабочие отношения с Кабулом, и афганские правительственные силы также стремились контролировать и преследовать группы уйгурских боевиков по просьбе Китая.

До тех пор, пока «Талибан» в состоянии защищать интересы Китая в Афганистане, он сможет пользоваться плодами своего прагматичного сотрудничества с Пекином.

Если «Талибан» докажет, что он может быть более надежным партнером в защите интересов безопасности Китая, чем возглавляемое Западом афганское правительство, Пекин сможет поддержать эту группировку своей политической и экономической мощью и помочь им в их стремлении по обеспечению международной легитимности в качестве нового правительства Афганистана.

Афганская женщина в парандже проходит мимо пакистанского военного у входа в контрольно-пропускной пункт «Ворота дружбы» в пакистано-афганском пограничном городе Чаман, Пакистан, 17 августа 2021 годаА как насчет афганских ресурсов?

В Афганистане есть залежи редкоземельных металлов, которые оцениваются в триллионы долларов и которые можно использовать во всем: начиная от электроники и до электромобилей, от спутников и до самолетов.

Китайская государственная корпорация Metallurgical Group Corporation в 2008 году получила 30-летнюю концессию за 3 миллиарда долларов на разработку месторождений в долине Мес-Айнак, огромных залежей меди к югу от Кабула, а Китайская национальная нефтяная корпорация выиграла тендер на бурение нефти на севере страны.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: В тени Дракона: как Китай втягивает в свою орбиту новые страны

Но эти проекты приостановлены по соображениям безопасности. Опасения, по всей видимости, будут только нарастать по мере того, как после захвата Кабула движением «Талибан» Афганистан будет обживаться в напряженной политической ситуации.

Хотя Китай хотел бы воспользоваться прибыльными природными ресурсами Афганистана, а также расширить свое экономическое присутствие посредством масштабной инициативы «Один пояс – один путь», сложная ситуация с безопасностью означает, что эти цели будут оставаться долгосрочными без каких-либо четких временных рамок.

Помощь от Китая Афганистану в борьбе с коронавирусом. Аэропорт Кабула, 23 апреля 2020 годаВыигрышен ли для Пекина захват власти «Талибаном»?

Все не так просто. Хотя силы «Талибана» заявили, что готовы сотрудничать с Китаем и развеять опасения, их победа, вероятно, означает усиление нестабильности в Афганистане и в регионе в целом: будь то продолжение боевых действий, поток беженцев в соседние страны или активизация террористической активности в Центральной и Южной Азии.

Пекин по-прежнему осторожно относится к распространению инициативы «Один пояс – один путь» на Афганистан, но обширный инфраструктурный проект уже внедрен в Казахстане, Кыргызстане, Пакистане и Таджикистане. Китайские инвестиционные и инфраструктурные проекты в этих странах открыли путь к большему влиянию, и Китай по-прежнему обеспокоен тем, что попадание Афганистана в вакуум безопасности может подорвать его более широкомасштабные цели.

В Пакистане, который является одним из главных звеньев инициативы «Один пояс – один путь», китайские интересы и сотрудники недавно стали объектом преследований.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Вход к дракону: сопротивление партнерству Китая

14 июля в Пакистане был взорван перевозивший китайских рабочих автобус. В результате погибло 13 человек, девять из которых были китайцами. Вина приписывается преступникам, действующим из Афганистана.

Вслед за этим, 28 июля, в Карачи произошло еще одно нападение на китайских рабочих.

Тем не менее сейчас Китай будет лишь наблюдать за тем, как проявит себя правительство в Афганистане и какой властью будет располагать «Талибан» в стране.

Пока что Пекин успешно заложил фундамент для защиты своих интересов, но, учитывая все еще нестабильную ситуацию в Афганистане, Китай на данном этапе будет продолжать занимать выжидательную позицию.

Сайт заблокирован?
Обойдите блокировку!читать >

Предыдущая Вынужденное партнерство. Выгодна ли для Китая победа «Талибана»?
Следующая Хуснуллин хочет за триллион рублей сделать Крым мировым центром туризма

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.