«У НАТО не меньше претензий к Москве, чем у Москвы к НАТО». К чему приведут переговоры России и США?


10 января должны состояться переговоры России и США, на которых будет обсуждаться контроль за ядерными вооружениями и ситуация в Украине. 30 декабря вечером прошел телефонный разговор президентов двух стран. Ранее в декабре Россия передала США проект договора о гарантиях безопасности, в котором, помимо прочего, предложила исключить дальнейшее расширение НАТО в восточном направлении и отказаться от приема в альянс государств, ранее входивших в СССР. Власти США в ответ на предложения России пообещали представить собственный перечень опасений. Американские эксперты скептично относятся к возможности достижения договоренностей на предстоящих переговорах, пишет Русская служба Радио Свобода.

Попытки договориться с Кремлем о неких мерах безопасности обречены на провал, поскольку установка на противостояние с США и НАТО является одним из ключевых узлов системы, созданной Владимиром Путиным . В действительности Кремлю не нужны договоренности, приемлемые для Запада, считает Стивен Бланк , военный эксперт, сотрудник Филадельфийского института внешнеполитических исследований:

«Одна из основных проблем, с которой мы столкнулись, заключается в том, что люди, руководящие сегодня Россией, живут представлениями, которые им внушили в школе КГБ сорок лет назад. И сейчас они полным ходом воссоздают брежневскую или даже неосталинистскую систему. Частью этой системы является не контролируемое гражданским обществом разведывательное сообщество, которое в своих собственных интересах и отвечая на запросы руководства трактует действия Запада в наиболее негативном свете. И оно явно все больше и больше верит в свою собственную постоянно повторяемую ложь.

Во-вторых, в отличие от западных стран, где военно-стратегические приоритеты являются объектом профессиональных и общественных дискуссий, где военные должны убеждать правительства в правоте своей оценки, в России военный истеблишмент обладает исключительным правом определять, что есть угроза для страны. Как некогда сказал Путин, если военные говорят, что это угроза, то это угроза.

В-третьих, Путин, грубо говоря, российский шовинист, который искренне считает, что украинцы – это русские, а Украина не является государством. Он видит подлинно независимую Украину, тяготеющую к союзу с Западом, как угрозу своей системе, угрозу миру, созданному в его воображении. Добавим к этому сотрудничество Украины со странами НАТО, использование Киевом турецких беспилотников, а теперь еще ни на чем не основанные страхи Кремля относительно возможного размещения в Европе американских ракет средней дальности, и мы получим еще один повод для Кремля возбудить общественное негодование в России по поводу угрозы великой России, исходящей с Запада. Это, на мой взгляд, главные ингредиенты нынешнего кризиса.

В своей стратегии администрация Байдена явно исходит из тезиса, что Россия не хочет войны, или, по крайней мере, в Белом доме верят, что нападение на Украину можно предотвратить с помощью асимметричной стратегии: угрозы сильного удара по российской экономике и предоставления Украине масштабной военной помощи в случае российской агрессии. Переговоры вписываются в эту стратегию, и страны – члены НАТО питают надежды на переговоры. На мой взгляд, переговоры ни к чему не приведут, отчасти из-за того, что у НАТО не меньше претензий к Москве, чем у Москвы к НАТО. При этом обнародованные Россией требования, грубо говоря, безумные. Они неприемлемы. Я не думаю, что Байден сдаст Украину, я не думаю, что русские получат что-либо из требуемого за исключением разве психологического удовлетворения, дескать, НАТО признает нас как великую страну и ведет с нами переговоры».

Вместе с тем Кремль совершил потенциально роковую ошибку, предъявив Соединенным Штатам и НАТО непомерные требования, закрыв себе пути к отступлению в случае наиболее вероятного безрезультатного завершения переговоров, считает Стивен Бланк.

«НАТО не откажется от права приема новых членов, а чрезмерно агрессивная позиция России во время переговоров может привести к увеличению помощи Украине, в том числе военной, Североатлантическим союзом. Как отреагирует на это Путин? Я опасаюсь, что он может оказаться пленником системы, что обстоятельства не дадут ему возможности для почетного отступления. Что он скажет россиянам? Украина отныне не наша?» – сказал Бланк.

Идея переговоров с Кремлем была поддержана Белым домом в надежде отсрочить возможную военную акцию России против Украины. И на большее едва ли приходится рассчитывать, если российские представители не отступят от своих главных требований к НАТО, состоящих в отказе приема в Североатлантический союз стран, граничащих с Россией, и сокращению оборонного сотрудничества НАТО с восточноевропейскими странами, говорит Уильям Померанц , заместитель директора Международного центра Вудро Вильсона в Вашингтоне:

«Идея Вашингтона состоит в том, что если мы начнем диалог, то мы сможем каким-то образом отсрочить потенциальное российское вторжение на Украину. То есть переговоры прежде всего покажут, сколь серьезны эти требования Кремля и насколько решительно Запад готов стать на сторону Украины. Я лично думаю, что Кремль не должен рассчитывать на серьезные уступки. Позиция Вашингтона достаточно ясна. Москве было практически открыто сказано, что Украина не будет принята в НАТО в обозримом будущем. В июне президент Байден сказал, что Украина должна разрешить проблему коррупции в качестве предварительного условия для начала обсуждений возможности вступления в НАТО. Это условие выглядит крайне серьезным препятствием на пути Украины в НАТО. США наверняка заверят Россию, что у Запада нет планов приема Украины в НАТО в обозримом будущем. Но удовлетворит ли это Кремль? Я не знаю. Пока он предъявляет требования, неприемлемые для любого западного лидера. При этом последние заявления Лаврова и Пескова заставляют говорить о том, что Кремль поднимает ставки. Градус этих заявлений зашкаливает. Таким образом Россия фактически не оставляет свободного пространства для переговоров, это разговор языком ультиматума. Я настроен пессимистично, поскольку мне трудно представить, каким образом Кремль отступит от требований, которые, как он утверждает, отражают его жизненно важные интересы», – считает Померанц.

Несмотря на то что между делегациями России и США намечены переговоры в январе, 30 декабря должен состояться телефонный разговор между Джо Байденом и Владимиром Путиным. Отмечается, что звонок был запрошен президентом России. По словам представителя Совета национальной безопасности США Эмили Хорн, Байден согласился, потому что «считает, что, когда дело доходит до России, нет замены прямому диалогу между лидерами».

Предыдущая «У НАТО не меньше претензий к Москве, чем у Москвы к НАТО». К чему приведут переговоры России и США?
Следующая Дорога в Курортное - испытание для автомобиля и водителя

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *