«У военных преступлений нет сроков давности. Россию ждет трибунал» – Полозов


В Украине открыли около 400 уголовных производств о нарушениях прав человека в Крыму, почти сто из которых – по фактам нарушений законов и обычаев войны. Об этом сообщила Генеральный прокурор Украины Ирина Венедиктова. Она отметила, что расследование этой категории дел находится в приоритете. По словам Венедиктовой, в Офисе генерального прокурора начал работу Международный совет экспертов по вопросам преступлений, совершенных в условиях вооруженного конфликта.

О том, какие нарушения прав человека в Крыму чаще всего фиксируют правозащитники, как правоохранительные органы Украины пытаются привлечь виновных к ответственности и каковы перспективы добиться правосудия по таким делам, – обо всем этом говорили в эфире радио .

Генеральный прокурор Украины Ирина Венедиктова обсудила с представителями Совета Европы нарушения прав человека в Крыму. Об этом 7 октября сообщили в Офисе генпрокурора.

«Существует около 400 (уголовных – КР) производств этой категории. Из них почти сто – по фактам нарушения законов и обычаев войны. По этим делам сообщено о подозрении 77 лицам. Кроме того, расследуется систематическое преследование проукраински настроенных активистов и нарушение прав крымскотатарского населения оккупационными властями Крыма», – сказала Венедиктова.

Как передает Офис генпрокурора Украины, генеральный директор по правам человека и верховенства права Совета Европы Кристос Джакумопулос отметил, что отслеживание ситуации с нарушениями прав человека в Крыму чрезвычайно важно, поэтому он рассчитывает на дальнейшую плодотворную работу в этом вопросе.

В России и подконтрольном ей Крыму пока не отреагировали на заявления украинского генпрокурора о четырехстах уголовных производствах за нарушения прав человека на аннексированном полуострове.

Исполнительный директор Украинского Хельсинского союза по правам человека (УХСПЧ) Александр Павличенко говорит, что органы украинской прокуратуры «максимально эффективно» выявляют и расследуют преступления в Крыму. В частности, работающая в Киеве и Херсоне крымская прокуратура открывает уголовные производства, устанавливает людей, причастных к нарушениям прав человека, и способствует внесению этих лиц в санкционные списки.

Александр Павличенко

– Для гражданского общества очень важно то, что прослеживается постоянное сотрудничество с теми, кто занимается мониторингом и документированием нарушений с целью дальнейшего привлечения (виновных к ответственности – КР). Совместно с прокуратурой АРК мы готовим информационные сообщения (в офис прокурора Международного уголовного суда – КР), работаем над документами для других международных инстанций по нарушениям, не связанным с международным гуманитарным правом. Мы рассчитываем на максимально полное использование той информации, которую мы получаем в результате мониторинговых визитов и общения с источниками на неподконтрольной территории, и стараемся, чтобы в случае уголовных нарушений была реакция правоохранительных органов.

Украинский генпрокурор Венедиктова сообщает, что в Международный уголовный суд направлено 12 информационных сообщений о нарушениях в Крыму.

По мнению Павличенко, для более эффективного реагирования на нарушения прав человека в Крыму Украине нужно имплементировать в национальное законодательство нормы международного уголовного права. Речь идет о законе о военных преступниках, принятом Верховной Радой в мае 2021 года, но до сих пор не подписанном президентом Украины.

Правозащитник говорит, что 438-я статья Уголовного кодекса Украины («Нарушение законов и обычаев войны») не учитывает, что в Крыму и на Донбассе происходит международный конфликт и совершаются военные преступления.

– Уже принятый парламентом закон, который касается изменений в уголовное законодательство Украины относительно военных преступлений, должен быть подписан президентом и вступить в силу. 438-я статья Уголовного кодекса не дает квалификационную характеристику военным преступлениям и не может быть использована на практике для того, чтобы привлекать (к ответственности – КР) тех, кто подозревается в совершении таких преступлений.

Ранее в интервью радио руководитель прокуратуры АР Крым и Севастополя Игорь Поночовный отметил, что вступление в силу закона о военных преступниках позволит четче квалифицировать и эффективнее расследовать нарушения прав человека в аннексированном Крыму.

– Законопроект, принятый Верховной Радой, значительно упрощает работу. В нем все эти серьезные международные правонарушения выписаны как нормы Уголовного кодекса. В его рамках мы сможем преследовать, скажем, судей и прокуроров, незаконно преследующих мирное население в Крыму.

Фату Бесунда

Прокурор Международного уголовного суда (МУС) в Гааге Фату Бенсуда в декабре 2020 года отчиталась о завершении предварительного изучения ситуации в Украине в контексте аннексии Крыма и войны на Донбассе. Бенсуда указала на такие нарушения устава МУС в Крыму, как жестокое обращение, принудительный призыв в вооруженные силы России, нарушение права на судопроизводство, перемещение населения России в Крым, захват общественного имущества, притеснение и запугивание крымских татар, в том числе запрет Меджлиса. Российские власти отвергают юрисдикцию международных инстанций в этих вопросах.

Аналитик КрымSOS Евгений Ярошенко выделяет новые виды нарушений прав человека, зафиксированные в Крыму в последнее время:

  • преследование «Свидетелей Иеговы» (после решения Верховного суда России о признании этой религиозной организации «экстремистской» в 2017 году);
  • изъятие земельных участков, не связанное с военной необходимостью (после указа президента России от марта 2020 года о расширении приграничных территорий, на которых иностранцы, в том числе украинцы, не могут владеть землей);
  • «внесудебная казнь» Наби (Аюба) Рахимова (11 мая 2021 года во время обыска в Симферопольском районе Крыма российские силовики застрелили гражданина Узбекистана – КР).

По состоянию на начало октября 2021 года семья погибшего Рахимова не смогла забрать его тело для похорон.

Комментируя гибель Рахимова, Ярошенко отметил, что она, скорее всего, не была случайностью.

– Многие правозащитники и адвокаты, занимающиеся этим делом на месте, полагают, что это была инсценированная спецоперация ФСБ. Поскольку человек, к которому пришли с обыском, никак не использовал оружие, и все это было разыграно.

В ФСБ России эту версию не комментировали. В мае этого года российские силовики сообщали, что Рахимов якобы стрелял по сотрудникам ФСБ, выполнявших «оперативное задание», и был «ликвидирован».

Ярошенко говорит, что по ряду обстоятельств украинским правоохранительным органам сложно привлечь к ответственности виновных в нарушении прав человека в Крыму.

– Первое обстоятельство – это очевидное отсутствие контроля над территорией Крымского полуострова, в результате чего украинские правоохранительные органы не могут собрать нужные доказательства, не могут должным образом опросить потерпевших и свидетелей. Второе обстоятельство – это то, что многие жертвы и свидетели боятся говорить (сообщать о преступлениях – КР) не только так называемым крымским правоохранительным органам, но и органам на материковой части Украины. В результате последние не могут получить ценные факты, которые могли бы помочь расследовать случаи насильственных исчезновений. А это одно из самых грубых нарушений прав человека, которое наблюдалось с 2014 по 2016 годы в Крыму. Тем более, (украинское следствие не может – КР) установить местонахождение и судьбу этих (пропавших – КР) лиц.

Аналитик КрымSOS Ярошенко отметил, что, по его данным, украинские правоохранительные органы не сотрудничают с российскими – в Крыму, чтобы не легитимизировать их, не признавать аннексию и не подрывать позицию Украины в международных судах.

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильном

Адвокат Николай Полозов считает, что пока Украина не восстановила контроль над Крымом, можно только фиксировать преступления, связанные с нарушением прав человека, и собирать по ним доказательства.

– Фактически оказать какое-либо давление на российские власти достаточно сложно, прежде всего, из-за отсутствия политической воли у западных институтов и особенностей международного права. Мы помним решение Международного суда ООН, который обязал Россию возобновить деятельность Меджлиса (крымскотатарского народа – КР). Россия проигнорировала это. Но существует и позитивный опыт. Это решение Международного трибунала по морскому праву, который обязал Россию освободить моряков, и Россия была вынуждена это сделать. Если говорить о ситуации в Крыму, то действенных рычагов на текущий момент нет, но военные преступления не имеют срока давности. При изменении политической ситуации в мире я не исключаю, что возможно даже учреждение специального трибунала (по действиям России – КР), как это было по бывшей Югославии или по Руанде.

Николай Полозов

Полозов называет такие распространенные нарушения прав человека в Крыму, как незаконные обыски, задержания и аресты, применение пыток, убийства и внесудебные казни.

– Это не спорадические проявления отдельных исполнителей, это абсолютно системная административная практика, которую российские власти проводят на оккупированной территории. Зачем они ее проводят – тоже понятно: это политика запугивания того населения Крыма, которое оказалось не согласно с оккупацией и ее последствиями. Под данные репрессии попадают этнические украинцы и крымские татары, которых среди политзаключенных абсолютное большинство. Подобными репрессиями и запугиванием российские власти пытаются колонизировать Крым и выдавить с его территории всех тех, кто не согласен с такой политикой.

Подконтрольные Кремлю власти Крыма публично не комментировали массовые нарушения прав человека на полуострове. Российский глава Крыма Сергей Аксенов утверждает , что там «точно нет никаких» политических заключенных. Об этом он сказал в интервью «Россия-24» , комментируя передачу президентом Украины Владимиром Зеленским списка пленных в Крыму и на Донбассе американскому лидеру Джо Байдену .

По информации уполномоченного Верховной Рады Украины Людмилы Денисовой , на конец сентября 2021 года Россия «незаконно удерживала по политическим мотивам» 121 гражданина Украины, 86 из которых – крымские татары.

Крым, читай нас в Google News ПодписатьсяАннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года вооруженные люди в форме без опознавательных знаков захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позже президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

Предыдущая «У военных преступлений нет сроков давности. Россию ждет трибунал» – Полозов
Следующая На античной усадьбе в Севастополе воссоздали плантажную стенку

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *