«Ударим, конечно, хотя мы за мир». Чего ждать от российских войск на границе Украины?


США предупредили союзников о возможном российском вторжении в Украину, а Главное управление разведки Минобороны Украины предполагает, что Кремль готовится к новому нападению в январе-феврале следующего года. Откуда ждать такой атаки и каковы ее возможные цели? Проект Радiо Свобода «Донбасс Реалии» побеседовал с украинскими военными на линии фронта, побывали на границе Украины и России в российском поселке Матвеев Курган, а также проехались пограничными населенными пунктами на оккупированном Донбассе.

Матвеев Курган – российский районный центр, расположенный в 20 километрах от украинской границы, за которой теперь оккупированный Донбасс.

«Да, приезжают люди из «ДНР», из Луганска – есть нормальные люди, есть, скажем так, быдло, с которым не особенно приятно видеться и общаться», – рассказывает житель поселка Матвеев Курган Андрей.

Матвеев Курган, у границы России и Украины в Ростовской области

«У нас здесь паспортный стол, получают паспорта. Автобусы, по-моему, ежедневно приезжают», – рассказывает местная пенсионерка.

В 2015 году мир облетели фотографии агентства Reuters , на которых военная техника – на местном железнодорожном вокзале: танки, артиллерия, ракетные комплексы. Местные рассказывают, что первые годы войны на Донбассе запомнили на всю жизнь.

Танки на железнодорожном вокзале в Матвеевом Кургане, 26 мая 2015 года, фото REUTERS

Мы живем на границе, в 2014 году мы слышали эти разрывы, мы знаем, что это такое. Здесь бухало так! И собаки по ночам лаяли», – рассказывает житель поселка.

«2014 год у нас был пугающий. Мы сидели на пороховой бочке», – вспоминает местная пенсионерка.

«Постоянно мелькали военнослужащие. Это были военные грузы, танки постоянно ездили. Мы с пацанами собирались, покупали воду, подбрасывали военным», – добавляет Андрей.

Железнодорожный вокзал в поселке Матвеев Курган

На вопрос ощущают ли местные жители сейчас присутствие военных неподалеку от украинской границы люди отвечают, что нет.

«Потому что там затишье. Они есть, да. Они переезжают по ночам – не так, как раньше было, днем, и уже не так заметно», – продолжает Андрей.

«Эта сволочь провоцирует, подогревает Украину, чтобы началось, а потом все, что угодно, может быть. Но мы оптимизма не теряем, Владимир Владимирович сказал, я получаю газету «Завтра» регулярно, там С-300, С-400, которые мы продали туркам, у нас на подходе С-500 – ударим, конечно, хотя мы мирные люди и за мир», – рассказывает местный пенсионер.

Военные лагеря на границе с Украиной

По информации украинской разведки, в начале ноября у границ Украины и на оккупированном Донбассе Россия сосредоточила группировку войск общей численностью почти сто тысяч человек. В этом году Россия провела ряд масштабных учений, по завершении которых часть военных и вооружения остались совсем рядом с украинской границей.

Российская военная техника в Ельне, 1 ноября 2021 года

«Если сравнивать легенды учений «Кавказ-2016» и «Кавказ-2020», масштабы их амбиций выросли. На учениях «Кавказ-2016» легенда говорила о локализации определенного пограничного конфликта. Условно говоря, это повторение того, что было на Донбассе в 2014 году: необходимость ограниченно зайти, отработать и выйти. В 2020 году речь шла уже о локализации межгосударственного полномасштабного конфликта, и в этом числе штабы армий отрабатывали окружение и разгром вражеских сил. В этих условиях меня больше всего беспокоит именно операция Объединенных сил. Потому что там есть четкая группировка, довольно многочисленная и довольно уязвимая на флангах. И россияне, к сожалению, тренируются проводить соответствующие действия. Поэтому угроза действительно есть и сценарии, которые они отрабатывают, выглядят довольно реалистичными. То есть, те, которые отрабатывались на учениях в последние годы», – рассказывает военный аналитик Национального института стратегических исследований Николай Белесков .

Аналитик Киевского института мировой политики Николай Белесков

О ситуации в зоне боевых действий на Донбассе и восточной границе Украины «Донбасс.Реалии» эксклюзивно рассказал командующий операцией Объединенных сил Александр Павлюк .

«Этот вопрос мы изучали еще в 2017-2018 годах, где один из ключевых вопросов наступления – это был охват и отрезание от основных сил группировки украинских находящихся здесь вооруженных сил на Донбассе. Потому что идти в лоб очень опасно, это огромные потери с их стороны. Поэтому как один из вариантов – это охват, отрезание нас от основной части и затем попытка поэтапного уничтожения. Поэтому этот вопрос мы учитываем, усиливаем соответствующие направления, изучаем развертывание резервов на соответствующих рубежах. Мы работаем в этом направлении тоже. Угроза была и раньше. Угроза идет восемь лет», – рассказывает генерал-лейтенант Вооруженных сил Украины.

«В конце октября, начале ноября и прямо сейчас активно перебрасывается техника на освобожденные места. То есть это уже новая техника, не та, которая была весной. Новая, дополнительная. И она едет под Воронеж в «Погоново», она едет в Крым и концентрируется уже близко к тому количеству весной. И если темп сохранится, к началу следующего года она превысит ее. Она уже значительна и это действительно пугает. Из-за того, что нас особенно насторожило – это прибытие 4-й Кантемировской дивизии под Воронеж в «Погоново». Это мотострелковая бригада по кавказскому региону, которая направляется в Крым. Мы видим на поездах танки, БТР, гаубицы, реактивные системы залпового огня, артиллерийские установки, тяжелые огнеметные системы и мостоукладчики. Особенно интересен момент, который мы видим: в том числе мостоукладчики, которые обычно использовались в течение 2014-2015 годов для пересечения реки на границе Украины и России, и прохода техники через леса», – рассказывает аналитик Conflict Intelligense Team Руслан Левиев .

На передовой Донбасса

В темное время «Донбасс.Реалии» едут вместе с украинскими военными на одну из позиций в Луганской области. Добираются на передовую с выключенными фарами и прибором ночного видения на глазах. Потому что нужно проехать определенный участок на открытой местности полями. На передовой спрашиваем о том, как повлияло на ситуацию здесь взимание российских войск к украинским границам.

Передовые позиции ВСУ на Донбассе

«Приехала к нам пресса – аномально тихо стало, вот уже два дня. Это для нас абсолютно ненормально на этом участке фронта. До вашего приезда здесь целую неделю велись достаточно сильные бои. Здесь работало все, начиная от автомата и заканчивая 120-мм минометом со стороны противника», – рассказывает военнослужащий ВСУ Юрий.

Во время разговора начинается стрельба. Тишина на отдельной позиции или направлении – это не показатель для всей линии фронта. Каждую неделю фиксируются новые обстрелы, новые раненые и погибшие. К тому же, в ГУР Минобороны Украины заявляют, что с конца ноября на неподконтрольной Украине территории – в Донецкой и Луганской областях наращивают боеготовность. Там проводят учения, контролируемые в Южном военном округе России. Это как раз тот округ, который граничит с Украиной.

«На неподконтрольной территории проходят мероприятия по подготовке. Особенно активизировались в последние месяцы. Это и привлечение россиян как инструкторов. Это и призыв мобилизованных ресурсов. Они максимально поддерживают боеготовность 1-го и 2-го армейских корпусов. Очень много проблем у них. Особенно качество укомплектования личным составом, которое нивелирует всю их готовность к ведению активных действий. По данным нашей разведки, люди с неподконтрольной территории отказываются служить, увольняются», – рассказывает Александр Павлюк .

Военнослужащий ВСУ ведет ответный огонь на обстрел боевиков

«Информацию о том, что подразделения противника поднимают по боевой тревоге, мы слышим регулярно. Возможно, какая-то часть не освещается в печати, но между нами, военными, эта информация гуляет довольно часто. В последнее время большая активность, но, на мой взгляд, это сезонное обострение», – считает Юрий.

«Мы не только следим. На действия противника мы всегда производим соответствующие действия в наших подразделениях. Мы всегда реагируем и всегда готовы к подавлению их амбиций», – рассказывает военнослужащий ВСУ Иван.

Военные на Донбассе предполагают, что даже если на оккупированных территориях будет мобилизация, сил боевиков хватит только на обострение. А вот масштабная атака с целью захвата новых территорий возможна только при непосредственном участии регулярной российской армии.

«Идти на подготовленные позиции Вооруженных сил Украины в Луганской и Донецкой областях – это для Российской Федерации будет очень тяжело. Без потерь, больших потерь не обойдется. С использованием авиации, чего хочешь, но чтобы прорвать оборону – будут огромные потери. Это будут большие потери, чем в Чечне. Способна ли Россия справиться с такими потерями? Выдержит ли общество такие потери?» – задает вопрос Иван.

Пока что на всей линии фронта никаких изменений не произошло – уровень обстрелов не изменился. Об этом нам рассказали в фонде «Вернись живым» – они постоянно контактируют с военными и знают, какая ситуация на разных участках передовой.

«Полномасштабное наступление Российской Федерации – я в него не верю. Но есть мое личное видение этой войны, опираясь на историю войны, что может произойти на востоке. Вопрос – где, и вопрос – когда. Россия через эти свои квазиреспублики и военные формирования, кажется, месяца три они не использовали 152-й калибр. Видим, что только на прошлой неделе в Луганской области они 8 раз 152-м калибром обстреляли и исключительно мирное население. То есть им нужна картинка», – считает менеджер по работе с военными фонда «Вернись живым» Андрей Рымарук.

Украинский военный на позициях

«На неподконтрольной территории пока идет плановая системная подготовка, плановые мероприятия, организационные мероприятия, где подразделения сменяют друг друга, выходят на полигон, готовятся. Ничего не меняется в последние годы, поэтому таких видимых вопросов проведения наступательных действий мы не видим. Да, мы изучаем досконально, отрабатываем разные варианты, но на данный момент сказать, что четко видно, что создана группировка, которая завтра будет наступать – мы не видим», – рассказывает Александр Павлюк.

«Операция Объединенных сил в такой угрожающей ситуации. Это достаточно значительная концентрация наших сил. Если на левом берегу, в других регионах таких сил нет, то на Донбассе они есть и это может быть одной из главных, первоочередных целей Российской Федерации. Они могут считать, что этого будет достаточно, чтобы потом диктовать Киеву свою политическую волю. К сожалению», – рассказывает Николай Белесков.

На границе России с оккупированным Донбассом

На улицах Донецка внешне ничего не говорит о вероятной активизации боевых действий. На подконтрольных боевикам телеканалах постоянно рассказывают о якобы скоплении украинских войск, но, по словам местных жителей, за годы войны они уже привыкли к разговорам о возможной эскалации.

В Донецке привыкли к разговорам о возможной эскалации

Из Донецка мы попросили местных жителей поехать на границу с Россией и посмотреть, не происходит ли там чего-нибудь необычного. Через Амвросиевку едем в Успенку – совсем рядом, по ту сторону границы, находится уже упомянутый Матвеев Курган. По дороге встречаются в основном грузовики, а возле пункта пропуска видим очередь из фур.

Очередь из грузовиков по дороге из Амвросиевки в Успенку

Дальше маршрут идет вдоль границы – от пункта пропуска «Успенка» до пункта пропуска «Мариновка», через Алексеевское и Григорьевку. Здесь же расположено село Маныч, возле которого в 2018 году беспилотник ОБСЕ зафиксировал въезд со стороны России на территорию Украины колонны военной техники. Первый населенный пункт нашей поездки село Успенка – здесь широкие улицы, частный сектор, но людей в обед, в прохладную погоду почти нет.

Село Успенка у российской границы на оккупированном Донбассе

«Сейчас мы выделили для себя три точки. Скорее всего их больше, но сейчас мы уверены в трех местах базирования, условных полевых лагерях. Первое – это Ельня в Смоленской области, ближе к северной границе Украины и России. Второе – это полигон «Погоново», зафиксированный еще весной под Воронежом. И полигон «Опук» в Крыму. Однако мы предполагаем, что есть еще другие лагеря, или какие-то небольшие мини-версии этих лагерей для размещения техники ближе к границе. Потому что мы видели ряд видео, где колонна техники сначала следует по дороге, а потом она поворачивает в поля, в сторону границы России и Украины», – рассказывает Руслан Левиев.

«Это очень дорого, содержать развернутыми такое количество подразделений. Это очень дорого и нельзя сказать, что это несущественно для российского бюджета. И потому они не могут держать там военных все время. Если США, Великобритания и другие союзники в Европе смогут объединиться и будут тверды в своей решимости, то, я думаю, есть шанс получить достаточное дипломатическое и экономическое давление на Кремль, чтобы предотвратить эскалацию боевых действий. Поэтому Кремль должен действовать до того, как это произойдет. Или он должен предпринимать шаги, которые не позволят Западу объединиться», – рассказывает командующий вооруженными силами США в Европе (2014-2017) Бен Ходжес .

«Донбасс.Реалии» продолжают свой маршрут по донбассскому приграничью. Село Алексеевское находится в нескольких километрах от границы Украины и России. Фактически посредине между двумя пунктами пропуска: Успенка и Мариновка, что с 2014 года украинские власти не контролируют.

Окраины села Алексеевское на оккупированном Донбассе вблизи границы Украины и России

Село выглядит довольно ухоженным, людей на улице немного, но встречают гуси и куры. Далее едем по Григоровке, здесь уже гораздо больше заброшенных домов, а дорога дальше до Мариновки ужасная, иногда приходится ехать полями. Что касается пунктов пропуска, то какого-то ажиотажа ни в «Успенке», ни в «Мариновке» нет, очереди в основном из грузовиков. В целом, по данным «Донбасс.Реалии», каких-либо дополнительных подразделений именно на оккупированный Донбасс пока не зафиксировано.

Неподконтрольный Украине пункт пропуска «Мариновка»

«Думаю, у Кремля есть три цели. Всеобъемлющая стратегическая цель – получить контроль над Украиной и Беларусью. Речь идет о контроле за принятием решений на международной арене и недопущении какой-либо интеграции Украины и Беларуси с Западом. Я думаю, Путин считает, что это его наследие. Он считает, что должен быть тем человеком, который вернет эти территории обратно под контроль Москвы. Вторая цель состоит в том, что Кремль хочет представить Украину перед Западом как failed state. Что было бы нежелательным для присоединения Украины к Евросоюзу или НАТО. И последняя цель – не дать США и другим союзникам приблизиться слишком близко, даже в международных водах, таких как Черное море», – считает Бен Ходжес.

Российская военная техника в Ельне, 1 ноября 2021 года

«Если темпы, которые есть сейчас, сохранятся, то действительно до января-февраля будущего года техники будет достаточно для полномасштабной военной кампании с наступлением на новые территории. То есть не для того, чтобы просто разжечь новую фазу боев на Донбассе или нанести какой-нибудь удар. А именно наступать сразу с трех сторон. С севера, где граничит Украина с Россией, с востока, где Ростовская область, и с юга, где Крым. До января-февраля техники будет более чем достаточно для подобной операции», – считает Руслан Левиев.

По словам руководителя Главного управления Минобороны Кирилла Буданова , Россия готовится к новому нападению на Украину в конце января-начале февраля 2022 года. Так считают и в США и в Украине. А американское издание Блумберг сообщило, что США предоставило своим союзникам разведданные и карты, подтверждающие подготовку Путина к удару. Россия, по информации источников, проводит тайную мобилизацию резервистов и готовится к долгосрочной оккупации Украины. В Кремле эту публикацию назвали «нагнетанием напряжения».

Предыдущая Сайт «Белорусского партизана» внесен в список «экстремистских материалов»
Следующая «Ударим, конечно, хотя мы за мир». Чего ждать от российских войск на границе Украины?

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *