Украинцы и крымские татары неразрывно связаны: даже слово «майдан» заимствовано из тюркского языка


Крымским татарам хорошо известно, как российская пропаганда умеет отрицать факт существования целого народа. Она стирает какие-либо упоминания о нем. Так, после депортации 1944 года крымские татары на 50 лет исчезли из советской историографии. Более того, на них навесили еще и клеймо предателей. Даже в быту действовала жесткая цензура исторической памяти. Советская власть запрещала крымским татарам петь песни, в которых упоминалось море, ведь оно могло вызвать желание вернуться на Родину, в Крым.

Мустафа Джемилев однажды рассказывал, что узнал о своей Родине случайно, из тайного разговора родителей на кухне посреди ночи. Представьте, насколько силен был страх перед СССР, что с детьми даже не хотели говорить о полуострове!

И все же лучшая защита от тирании – это знание. Именно поэтому крымские татары и украинцы должны узнавать больше друг о друге. У нас большая общая история и много современных вызовов, которые можно преодолеть только вместе.

В 2019 году во время своего выступления в Стэнфордском университете я рассказывала о факторах формирования крымскотатарской идентичности и ее взаимодействии с украинской. Какие же они? Одними из самых болезненных, но важных точек пересечения наших идентичностей – это уничтожение языка, лишение права на землю, запрет культуры и принудительные переселения. Это один из ответов, почему аннексия Крыма для нас стала настоящей трагедией.

Но наши народы объединяют не только уныние и утраты. Украинцы и крымские татары издавна вели торговые отношения. Это иллюстрирует Чумацкий шлях. Ничто так ярко не свидетельствует о единстве народов, как торговые пути, пролегавшие столетиями. Не стоит забывать также и о культурных связях. Здесь мы прослеживаем глубокое взаимное проникновение в быт и традиции друг друга. В конце концов даже слово «майдан» было заимствовано из тюркского языка.

Во время учебы в Гарвардском университете я постоянно рассказывала своим одногруппникам о ситуации в Крыму. Они понимали и сочувствовали. Однако больше всего их поразила глубина проблемы, когда я объяснила ее на примере собственной семьи: рассказала о депортации, о запрете возвращаться на полуостров, о цензуре на песни о море! Мои слушатели действительно прониклись этим повествованием. Только взглянув на историю сквозь призму человеческой жизни, можно по-настоящему осознать определенные события.

Так, в свое время появился проект «Лицо депортации», который мы сделали в украинском музее в Нью-Йорке. В рамках выставки демонстрировали портреты и истории пожилых людей, переживших события 1944 года. Этот подход очень важен для нас. Оперировать исключительно цифрами означает обезличивать судьбы людей, которые есть.

Одним из сквозных нарративов крымскотатарской истории является жертвенность. К сожалению, на нашу судьбу пришлось много вызовов и страданий. Но сейчас мы хотим сосредоточиться на том, чтобы показать всю многогранность крымскотатарской истории. Одним из ключевых направлений здесь должна стать культура. Я прекрасно понимаю, что дети, родившиеся в Крыму в 2014 году, в этом году уже пошли во второй класс, а дети, которым к началу аннексии было десять, уже окончили школу. Они живут без понимания украинской и крымскотатарской культуры и истории. Они ее просто не учат. Я думаю, что наше государство должно уделять больше внимания гуманитарному направлению, создавать льготные условия поступления в вузы Украины для школьников из Крыма, поощрять образовательные программы за границей. Остающиеся там дети не должны чувствовать себя заложниками оккупированного полуострова.

Есть люди, которые хотят остаться в Крыму, и есть те, кто стремится оттуда уехать. Осуждать никого не нужно. Это и так делает российская пропаганда. Так что давайте не будем ей потакать. Каждый человек делает свой особый выбор. Главное – отстаивать Крым в своей душе. Каждый раз, когда приезжаю к родителям, живущим за Киевом, чувствую себя дома на полуострове. Они говорят: это потому, что мы носим часть Крыма в сердце.

Крым моей мечты — это место, которое питал в своих надеждах один из лидеров крымскотатарского народа Номан Челебиджихан . Он рассказывал, что видит будущее полуострова как условную Швейцарию. Там должны быть равные возможности для развития каждого народа, несколько официальных языков. За эти прогрессивные идеи большевики расстреляли Номана Челебиджихана и выбросили его тело в Черное море. Но я верю, что эти жертвы не напрасны.

Упорным трудом мы вернем Крым и сможем воплотить здесь наши мечты в жизнь.

Севгиль Мусаева , журналистка, главный редактор онлайн-издания «Украинская правда» (с 2014), выпускница программы Nieman 2019 года при Гарвардском университете. Соучредительница общественной организации КрымSOS. В 2011–2013 годах была корреспонденткой журнала «Forbes Украина»

Взгляды, изложенные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

Это материал серии «Разговоры о Крыме» в рамках культурного проекта ШЛЯХ/ Yol (fb.com/shlyah.yol), который реализует ОО «Эль Чебер» при поддержке Украинского культурного фонда, Украинского института и Крымского дома. Проект собирает и возрождает артефакты крымскотатарской культуры, а также раскрывает общее прошлое украинцев и крымских татар.

Текст журналиста, правозащитника, заместителя генерального директора Украинского института Алима Алиева «Крым моей мечты», опубликованный на в рамках серии «Разговоры о Крыме» читайте здесь. Текст председателя Меджлиса крымскотатарского народа Рефата Чубарова «Крымские татары всегда стремятся домой» читайте здесь.

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года вооруженные люди в форме без опознавательных знаков захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позже президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

Предыдущая «На кой черт вам Россия?» Игорь Кондратюк – о Крыме, гастролях российских артистов в Украине и «искусстве вне политики»
Следующая «На кой черт вам Россия?» Игорь Кондратюк – о Крыме, гастролях российских артистов в Украине и «искусстве вне политики»

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *