«Улучшайте память, ешьте орехи». Шестое заседание по делу Есипенко


Симферопольский районный суд, подконтрольный России, 5 октября провел очередное заседание по существу по уголовному делу в отношении арестованного ФСБ России в Крыму фрилансера Владислава Есипенко. Украинское издание «Ґрати» писало о ходе судебного заседания в режиме онлайн. собрали основные факты о шестом открытом заседании по существу над журналистом Владиславом Есипенко. О том, как проходило предыдущее заседание, читайте здесь. Шестое судебное заседание по существу длилось больше часа.

Судебное заседание по делу корреспондента украинского бюро Радіо Свобода , фрилансера проекта Владислава Есипенко начинается вовремя. Владислава заводят в зал суда. Он выглядит уставшим. После заседания адвокат Дмитрий Динзе пояснит корреспондентам: «Их поднимают достаточно рано, везут по различным судам, их разгружают. Они сидят там в маленьких помещениях и, соответственно, вся эта ситуация Есипенко выматывает. Потому что рано встал, поехал, тебя держат в маленьком помещении, все курят, свежего воздуха нет. И, соответственно, это сказывается на состоянии и усталости. Когда его завели в зал суда, он достаточно помятым выглядел. Адвокаты спросили, что и как было, он ответил, что приходится досыпать на ходу».

Первым допрашивали оперуполномоченного ФСБ Вячеслава Тропина , он осуществлял обследование жилища – квартиры Елизаветы Павленко, у которой останавливался Есипенко во время поездок на полуостров (сотрудники ФСБ России 10 марта вместе с Владиславом Есипенко задержали жительницу Алушты Елизавету Павленко в нескольких километрах от Ангарского перевала. Позднее у Павленко был проведен обыск, у нее взяли подписку о неразглашении – КР). Тропин был руководителем обследования участка местности, где, по версии стороны обвинения, Есипенко достал из схрона недалеко от поселка Правда Первомайского района ручную гранату РГД-5. О том, что Тропин явился на заседание, сообщала прокурор Елена Подольная , все это время Тропин ждал начала заседания на улице, по ее словам. Документы Вячеслав Тропин заполняет около судебного зала и быстро проходит на допрос после того, как единственный корреспондент, допущенный на процесс, покидает зал.

Допрос сотрудника проходит в закрытом режиме. Позже в комментарии Дмитрий Динзе рассказывает о подробностях допроса оперуполномоченного Тропина: «Он не смог достаточно досконально объяснить, какие права участникам оперативных мероприятий разъяснялись, потому что они просто не указаны в протоколе. Оказалось, что видеосъемка производилась, но она была по какой-то причине сделана для служебного использования. Он не дал конкретного ответа на вопрос, кто дал ему распоряжение осуществлять оперативно-следственные мероприятия. Отказался называть этого человека «в силу служебной необходимости». Далее он пояснил, что Есипенко якобы все добровольно показывал».

После допроса Тропина, Владислав еще раз повторил, что и этот свидетель озвучивает неправдивую информацию. Он снова пересказал, что его привезли отдельно, из Бахчисарая сразу в поселок Правда, где, по версии следствия, он якобы достал из схрона, который находился в дупле дерева, взрывчатку. Всю дорогу он ехал в наручниках, с черной маской на голове и в наушниках. До этого, в ночь с 10 на 11 марта, по словам журналиста, к нему применялись пытки током. После допроса Тропина Динзе задает дополнительный вопрос своему подзащитному:

– Скажите пожалуйста, на фотографиях (фотографии оперативной съемки из материалов дела, имеются в распоряжении редакции – КР) вы здесь позируете, идете с данным сотрудником, показываете на место (схрона – КР), вы это добровольно делали? – уточняет адвокат у Есипенко.

– Я это делал под воздействием угроз со стороны оперативных сотрудников, – отвечает он.

– Каких?

– Тех, которые задерживали меня. Это были угрозы, когда мы ехали в поселок Правда. Мне сказали, что если я сейчас не буду давать показания (против себя – КР), то меня опять заберут на подвал.

Вторым допрошенным свидетелем стал общественный наблюдатель, который участвовал при осмотре схрона у села Правда. Алексей Лузанов , охранник компании «Крым Чай», в процессе допроса пояснил, что с утра проходил по улице на Франко, где к нему подошел сотрудник ФСБ и предложил стать понятым во время оперативно-следственных мероприятий. приводят его показания в судебном процессе полностью: «Мы вышли из микроавтобуса, сотрудник зачитал нам наши права еще там, что мы имеем право замечания делать. Подозреваемый указал на деревья там, что что-то там хранилось, потом все подошли к этому дереву и у основания дерева было отверстие, дупло и он указал, что там находился какой-то предмет, по-моему во что-то завернутый. Мы ждали протокол, подписали его и вернулись в город Симферополь. Нас попросили подождать, нам вынесли фотографии, мы расписались, ознакомились, расписались. Все», – рассказал Лузанов.

К допросу приступает прокурор Елена Подольная, в процессе допроса выясняется, что Лузанов помнит, что все действия «фотографировали, по-моему, на телефон». К допросу приступает адвокат Динзе:

– Вы помните время начала и завершения следственного мероприятия?

– Не помню. Помню был ветер, холодно, замерз.

– Скажите пожалуйста, что Есипенко пояснял по поводу дерева, в котором был тайник?

– Вот только то, что вы сказали. Он показал дерево, показал дупло.

– И что пояснил в этом дупле? – вмешивается судья Дилявер Берберов, – Что белка живет, может?

– Нет, что там был некий предмет не помню. Какой-то пакет завернутый черный что-то такое. Он извлек, забрал к себе в машину и уехал.

– А Есипенко упоминал человека, который мог этот пакет туда положить? – продолжает Динзе.

– Не помню.

– Говорил ли Есипенко, что он связан с некими спецслужбами?

– Не помню.

На уточняющий вопрос о том, что именно свидетель подписывал на бульваре Франко по возвращении из поселка Правда, Лузанов снова повторил «не помню».

– Я повторю вопрос, с которого я начал, вы русским языком владеете? – не выдерживает судья Берберов.

– Владею, – подтверждает Лузанов

– Что вы понимаете под словом «фотографические карты»?

– Не помню.

– На учетах у психиатора, нарколога не состоите?

– Нет.

– Что вы, не помните, что вы подразумеваете под фотографическими картами?

– То, что проводилась фотосъемка.

– Но под фотографиями нет вашей подписи.

– Ну значит не помню. Помню, что стоял, ждал.

– У вас часто бывают провалы в памяти?

– Ну бывают, нет, не бывают, ну не помню я!

В судебном зале раздается смех: «Ну я же не знал, что надо запоминать. Если б знал, я записал бы мемуары», – оправдывается свидетель Алексей Лузанов. После очередного заявления Владислава Есипенко о том, что он оговорил себя под пытками, которые к нему применялись ранее, прокурор Елена Подольная уточняет, заметил ли свидетель Лузанов видимые следы насилия на Есипенко, тот отвечает, что не помнит, аргументируя, что не разглядывал его.

Судья Берберов благодарит свидетеля и добавляет: «Вы улучшайте память, ешьте орехи».

Следующее заседание назначено на 12 октября. Владислава выводят из здания суда и сажают в автозак. Он успевает помахать рукой, пришедшим его поддержать у здания суда и крикнуть, что письма ему не передают.

Крым, читай нас в Google News ПодписатьсяДело Владислава Есипенко

Владислав Есипенко – внештатный журналист (фрилансер) Радіо Свобода (проект ), освещал социальную и экологическую проблематику, снимал опросы крымчан. Был задержан сотрудниками ФСБ России в Крыму 10 марта 2021 года по обвинению в сборе информации «в интересах спецслужб Украины», а также хранении в автомобиле «самодельного взрывного устройства».

В течение 27 дней к Есипенко не допускались независимые адвокаты. В то же время интервью с ним показал российский государственный телеканал «Крым 24»: на видео, опубликованном на сайте канала, Владислав Есипенко подтвердил, что снимал на полуострове для проекта , а также сказал, что якобы дублировал отснятое видео украинским спецслужбам.

На заседании суда в Симферополе, куда был допущен независимый адвокат, Владислав Есипенко заявил о пытках со стороны российских спецслужб. Там же Есипенко отказался от адвоката по назначению Виолетты Синеглазовой .

По сообщению адвоката Алексея Ладина , сотрудники ФСБ России «угрожали Есипенко расправой» после того, как он на суде в Крыму обвинил ведомство в пытках.

По данным правозащитников, ранее Владислава Есипенко обвиняли в Крыму только по ст. 223.1. УК России (Незаконное изготовление взрывчатых веществ, незаконные изготовление, переделка или ремонт взрывных устройств). Наказание по данной статье предусматривает от 8 до 12 лет лишения свободы. Но супруга арестованного Екатерина Есипенко сообщила, что Владиславу инкриминируют еще одну статью обвинения – ст. 222 Уголовного кодекса России (Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов). Санкция данной статьи предусматривает наказание от 5 до 12 лет лишения свободы.

Служба внешней разведки Украины на информацию ФСБ о сотрудничестве Владислава Есипенко с украинскими спецслужбами сообщила , что «не комментирует провокации российских спецслужб». Прокуратура АРК открыла уголовное производство по факту задержания и ареста в Крыму Владислава Есипенко.

Официальной информации от российских силовых структур о следственных действиях в отношении Владислава Есипенко нет.

Министерство иностранных дел Украины, украинский омбудсмен, Европейская и Международная федерации журналистов призвали к немедленному освобождению и снятию всех обвинений с Владислава Есипенко.

Президент Радио Свободная Европа/Радио Свобода Джейми Флай потребовал немедленно освободить Есипенко из-под стражи и заявил, что РСЕ/РС возмущено пытками, о которых сообщил задержанный в Крыму фрилансер .

Предыдущая «Улучшайте память, ешьте орехи». Шестое заседание по делу Есипенко
Следующая В Крыму объявлено штормовое предупреждение из-за ураганного ветра

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *