«Уничтожение Керченского моста – военная необходимость». Интервью с председателем Междлиса крымскотатарского народа Рефатом Чубаровым


Франция хочет военной победы Украины над Россией и восстановления территориальной целостности страны, включая Крым – об этом в день приезда в Киев лидеров нескольких стран ЕС написали западные СМИ со ссылкой на собственные источники. О том, каким путем может состояться освобождение Крымского полуострова, какие компромиссы относительно Крыма могут стать предметом дискуссий, и сколько крымских татар сегодня защищают независимость Украины с оружием в руках, говорили с главой Меджлиса крымскотатарского народа Рефатом Чубаровым.

«Нет сомнений, что Крым будет освобожден»

– Сегодня в Киев прибыли президент Франции Эмманюэль Макрон, канцлер Германии Олаф Шольц, президент Румынии Клаус Йоханнис и премьер-министр Италии Марио Драги. Утром Reuters написали, что Париж хочет, в том числе, возвращения Крыма Украине.

– Меня это очень обрадовало, поскольку впервые так четко озвучена официальная позиция Франции в части Крыма.

Президент Франции Эмманюэль Макрон, канцлер Германии Олаф Шольц (его нет на фото), премьер Италии Марио Драги и президент Румынии Клаус Иоганнис посетили Ирпень на Киевщине, разрушенный во время вторжения России в Украину. Ирпень, 16 июня 2022 года

– Крым будет освобожден?

– В этом нет никаких сомнений. С полномасштабным вторжением России в Украину для всех стало очевидным, что эта война должна закончиться восстановлением территориальной целостности Украины. Все иные форматы чреваты постоянной угрозой нападения России на Украину.

– В вашем видении сегодня больше вероятен военный путь или дипломатический?

– Этап освобождения юга Украины будет означать начало агонии России. Поэтому это освобождение мне видится элементом капитуляции России.

Рефат Чубаров

– Но военным путем или дипломатическим?

– Вследствие сочетания многих факторов: наличия военной мощи Украины, экономических санкций, внутренних процессов в самой России, прежде всего разборок в руководстве вследствие нарастающих общественных протестов.

Сколько в освобождении Крыма будет военных действий – трудно сказать, но их не избежать. Однако они будут носить характер уничтожения тех видов оружия, которые будут непосредственно угрожать освобождению Крыма. Я имею ввиду ЗРК и военные корабли Черноморского флота России. Активных ожесточенных боевых действий на территории самого полуострова, как мне представляется, удастся избежать.

«Бешеную собаку не излечить»

– Генерал-майор ВСУ Дмитрий Марченко в интервью заявил, что после того, как Украина получит соответствующее оружие, мост через Керченский пролив станет целью номер один. Как оцениваете такое заявление?

– То, что Керченский мост должен быть уничтожен – в этом никакого сомнения нет. Это обязательное условие, чтобы приблизить освобождение Украины в целом и Крыма в частности. Это военная необходимость.

– Военный путь вряд ли позволит избежать случайных потерь среди гражданского населения Крыма. Как быть с этим?

– Я не отношусь к тем людям, которые считают, что достижение военных целей оправдывает уничтожение гражданского населения – ни в коей мере. Мы должны предпринять все, чтобы добиться восстановления территориальной целостности украинского государства как можно меньшими военными действиями. Но при этом мы все понимаем, что Москва не будет уходить добровольно.

Я вспомнил интересный случай. Есть в Италии автономная провинция Южный Тироль. Там жили в основном этнические немцы, но по итогам Первой мировой эту территорию присоединили к Италии. Началась политика итализации этого региона. Была даже в Третьем рейхе идея переселить тирольских немцев в оккупированный Крым. После Второй мировой немцы пытались добиться соблюдения своих прав. Национальное движение придумало акцию Feuernaht («Огненная ночь»). Ночью они взорвали все высоковольтные опоры в Альпах, чтобы заставить итальянское правительство и Австрию заняться их проблемами. Они продумали все до мелочей, чтобы избежать человеческих жертв, но этого им не удалось – пять человек погибли.

Я это рассказываю к тому, что, к сожалению, даже наиболее гуманная цель может привести к насилию. Очень хотелось бы, чтобы освобождение Крыма состоялось без кровавых военных действий на полуострове.

– В одном из недавних интервью вы сказали, что не представляете, что украинские войска освободят Херсонщину и дисциплинированно остановятся на админгранице с Крымом. Ну а если представить, что Крым для России окажется той чертой, за которой она готова применить ядерное оружие? И потом, только недавно мы слышали слова о том, чтобы дать Путину сберечь лицо.

– Бешеные собаки не подлежат излечению. Их следует убить, чтобы они не заразили других, в том числе людей. Со стороны России и Путина перейдены все возможные линии, и возвращение лица уже невозможно.

Что касается ядерного оружия. Если поддаться на этот шантаж, возникает вопрос: а какими будут следующие ультиматумы, на которые мир должен поддаться, чтобы избежать ядерной войны? В том-то и ответственность международного сообщества, чтобы никому никогда не было повадно шантажировать мир ядерным оружием. И начинать это надо с Москвы и с Путина. Оно должно найти механизмы, чтобы исключить возможность такого нападения, если эта бешеная собака отвяжется. Ну и подумать, как устранить эту бешеную собаку.

– От какой истории с начала полномасштабной войны вам было больнее всего?

– Событий много, и ты не можешь составить их иерархию. Очень много человеческих трагедий проходит через меня. Сотни.

К примеру, человек умирает от тяжелой болезни на оккупированной территории и мы можем его в Киеве спасти, но мы не в состоянии его оттуда эвакуировать. Или одна мама обогнула весь мир, через Мексику, Америку, чтобы соединиться со своей дочерью. У нас от тяжелого ранения умирал военнослужащий, крымский татарин, уже в оккупированном городе. Он умер, и мы не смогли его похоронить со всеми почестями, потому что город до сих пор оккупирован. Таких моментов много, и я ни один выделить не могу. Буквально вчера мы привезли двенадцатилетнего мальчика из Турции, чтобы он завтра в Киеве похоронил своего отца.

Крымские татары на войне

– Есть у вас примерное представление, сколько бойцов среди крымских татар сегодня?

– У нас нет такой цифры, мы не составляем такую базу. Это рискованно для самих людей, ибо каждый военнослужащий или боец ТРО, выходец из Крыма, будь то крымский татарин или этнический украинец, у него, как правило, все близкие в Крыму.

Но у меня такое ощущение, что все мужчины, крымские татары, которых мы знаем на материковой Украине, находятся или в рядах Вооруженных сил, или в теробороне, или в специальных волонтерских организациях.

– Недавно Фейсбук всколыхнул пост Руслана Андрийко, где он говорил, что крымские татары не принимают весомого участия в войне? Какие у вас появляются мысли, когда видите подобные посты?

– Когда эти посты – следствие личных качеств человека, то в крымскотатарском языке есть для этого такое слово – caillik – невежество. Лишь бы это не было продуманной провокацией.

В 2014 году крымские татары были единственными, кто открыто массово выступил с неприятием российской оккупации и поддержкой территориальной целостности Украины. Наш голос был таким сильным, что отношение украинцев к крымским татарам кардинально изменилось в считанные недели. Кому-то это очень не нравится.

– Если провокация, то с чьей стороны?

– Я не хотел бы называть какие-то политические партии, особенно маргинальные. Даже если им не заказывают конкретную провокацию, то они занимаются ею сами, чтобы оставаться заметными в политических процессах.

– Многие говорят, что эта война завершится за столом переговоров. Если будет так, то и Крым будет лежать на этом столе. Какой компромисс относительно Крыма вы бы готовы были принять?

– В вопросе возвращения Крыма нет компромиссов. Если вдруг возникнут такие условия, что без компромиссов нельзя, то о них можно будет говорить лишь в том случае, если не ставится под сомнение принадлежность Крыма к украинскому государству и то, что Крым является родиной крымскотатарского народа, на которой он сможет сохраниться и развиваться.

СПРАВКА: Российское полномасштабное военное вторжение в Украину продолжается с утра 24 февраля. Российские войска наносят авиаудары по ключевым объектам военной и гражданской инфраструктуры, разрушая аэродромы, воинские части, нефтебазы, заправки, церкви, школы и больницы. Обстрелы жилых районов ведутся с использованием артиллерии, реактивных систем залпового огня и баллистических ракет.

Ряд западных стран, включая США и страны ЕС, ужесточил санкции в отношении России и осудили российские военные действия в Украине.

Россия отрицает, что ведет против Украины захватническую войну на ее территории и называет это «специальной операцией», которая имеет целью «демилитаризацию и денацификацию».

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта: https://krymrbglqfmsqvwng.azureedge.net.​Также следите за основными новостями Telegram , Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года вооруженные люди в форме без опознавательных знаков захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позже президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

Предыдущая «Уничтожение Керченского моста – военная необходимость». Интервью с председателем Междлиса крымскотатарского народа Рефатом Чубаровым
Следующая Дания готова поддержать предоставление Украине статуса кандидата в ЕС

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.