«Уровень насилия резко возрастет». В России закрылся «Комитет против пыток»


Незарегистрированная в России организация «Комитет против пыток» (КПП) приняла решение о ликвидации, после того как Минюст России включил ее в реестр «иностранных агентов». Как рассказал руководитель КПП Сергей Бабинец, члены комитета проголосовали за это решение единогласно. Оно поддержано и основателем «Комитета против пыток» Игорем Каляпиным, который сейчас не принимает активного участия в работе организации, пишет русская служба Радио Свобода.

«Комитет против пыток» начал работу в России в 2000 году. Он занимался общественным расследованием жалоб на применение насилия, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение. Ранее организация уже была внесена в реестр НКО – «иностранных агентов». После этого она была ликвидирована как юридическое лицо.

Законодательство об «иноагентах» в России появилось в 2012 году. Закон позволил Минюсту признавать некоммерческие организации «иностранными агентами», если они получают финансирование из-за рубежа и занимаются «политической деятельностью». Критерии, по которым определяется такая деятельность, в законе чётко не определены, что позволяет властям преследовать организации, работающие в области просвещения, культуры, здравоохранения, экологии, защиты прав человека.

Нынешний и бывший руководители «Комитета против пыток» поделились с Радио Свобода причинами этого решения и прогнозами ситуации с пытками в России.

– Каждый вечер в пятницу мы получали уведомление о включении всё новых людей и организаций в реестр иноагентов и удивлялись – нас нет! – рассказывает Сергей Бабинец . – И мы не понимали, честно говоря, почему это не происходит и почему мы там не оказались [раньше]. Неужели мы такие неинтересные, скучные и абсолютно беззубые для государства, что на нас не обращают внимания? Оказалось, что до нас просто руки не доходили. Наверняка есть какие-то списки, какие-то алгоритмы – может, они там по регионам идут, может, у них есть какой-то алфавит и они дошли до буквы «К» в своем букваре.

Офис Комитета против пыток в Нижнем Новгороде

К попаданию в список Минюста в «Комитете против пыток» готовились, причем среди вариантов реагирования не было компромиссных: изначально рассматривалась именно ликвидация. По мнению руководителя КПП, продолжать работу, используя маркировку иноагента, означает подвергать себя постоянному риску.

– Мы понимали, что если нас внесут в список и будет эта мерзкая обзывательная плашка – мы не будем ее на себя вешать! Так было еще со времен, когда комитет был НКО, и Игорь Каляпин говорил о том же. Мы считаем, что работать с таким ярлыком невозможно! Потому что придется все публикации подписывать, указывать, что они делаются от имени иностранного агента. Все обращения в государственные органы, всю продукцию нужно маркировать. Флаеры, книги, раздатки, посты, дайджесты, гайды – всё! Естественно, работа будет парализована, всё будет до первых штрафов.

Сергей Бабинец

Комитет был основан в 2000 году Игорем Каляпиным, а в 2015 и 2016 годах дважды самораспускался в связи с внесением организации в списки иноагентов. После этого КПП уже не регистрировался как юрлицо. По словам Каляпина , нынешняя ликвидация проходит по тому же двухэтапному сценарию, что и прежде.

– Тогда мы всё ровно так же и решали. Было решение номер один: поскольку мы не готовы врать сами про себя, что мы являемся чьими-то агентами, а закон нас к этому принуждает под угрозой штрафов, репрессий – мы каждый раз принимали решение, что дальше в этой форме работать не будем. Мы не будем публично сами про себя рассказывать то, что не соответствует действительности. Всё – разошлись! А дальше принимается следующее решение, никак не связанное с первым, на самом деле. Те люди, которые хотят продолжать как-то работать, собираются и решают, как жить дальше. В этот раз, насколько я понимаю, будет ровно то же самое.

Игорь Каляпин

Сергей Бабинец пока не рассказывает, в каком формате бывшие члены «Комитета против пыток» планируют продолжать работу, но дает понять, что долго ждать новостей не придется:

– В ближайшее время мы примем решение. Как в том знаменитом меме: «У меня был план, и я его придерживался!» – вот и у нас тоже есть план, мы его придерживаемся! Детали пока не готовы озвучивать, – говорит Бабинец.

В день попадания в реестр иноагентов КПП отчитался о результатах работы за три весенних месяца: 31 отмененное решение СК, прокуратуры или судов, 12 миллионов присужденных компенсаций, три положительных решения Европейского суда по правам человека. За весну в «Комитет против пыток» обратились еще 89 человек, и Сергей Бабинец заверяет, что без помощи они не останутся, юристы КПП будут продолжать работать с ними индивидуально. Не пропадут и пожертвования (более трех миллионов рублей за весну), поскольку они поступают в Фонд помощи жертвам пыток, который продолжает работу.

Футболки с символикой Комитета против пыток

По мнению Игоря Каляпина , гибкость таких «неформальных объединений», как ликвидированный «Комитет против пыток», позволяет довольно быстро вернуться к работе под другой вывеской – или вовсе без нее.

– Ведь что такое правозащитная организация? – рассуждает Каляпин. – Государство этого никак не поймет! Мы не «Газпром», не «Роснефть», у нас нет труб, скважин, основных средств, которые стоят миллиарды. У нас ничего нет, кроме десятка ноутбуков, да и те записаны на частных лиц. То есть в данном случае даже непонятно, что они признали иноагентом – у нас даже статуса юридического лица не было! Что они читают иностранным агентом? Некое неформальное объединение? – да черт с вами! Его на сегодняшний день нет, этого неформального объединения – «Комитет против пыток». Но я уверен, что на следующей неделе эти люди – может быть, не 40 человек, а 25 – опять соберутся, опять как-то обзовутся, как-то объединятся. И наверняка найдут, в какой форме дальше продолжать работу. Нам для работы ничего не надо – нам нужны лишь желание и знания. И то и другое у нас есть, и этого у нас не отнять!

Закон об иностранных агентах продолжает ужесточаться и, по мнению бывших членов КПП, уже давно не связан с зарубежным финансированием.

Пикет против пыток, Омск

– На мой взгляд, всё достаточно понятно с этим законом. Он абсолютно политический, и этот статус дают по совершенно политическим соображениям. Это такой новый общественно-политический тренд нашей действительности: если вы как-то чувствительно начинаете кусать власть, то можете не сомневаться – вас объявят иноагентом! Независимо от того, получаете вы иностранное финансирование или не получаете, ставите вы политические цели или нет, – говорит Игорь Каляпин.

– Мы уже сейчас прекрасно видим, что эта правовая вакханалия, связанная с поголовным внесением в реестр Минюста людей и общественных организаций, с ликвидацией организаций, с массовым выездом из России гражданских активистов, правозащитников, журналистов, политиков – всё это уже приводит к тому, что ситуация становится хуже, – добавляет Сергей Бабинец. – Мы уверены в том, что количество людей, которые будут готовы оказывать помощь жертвам пыток, снизится. Оно уже сейчас снизилось, потому что многие уехали. Кто-то просто физически не сможет работать, просто бросит всё и скажет: «Это бесполезно!»

При этом, по прогнозам Сергея Бабинца , ситуация с применением пыток силовиками будет ухудшаться, и во многом из-за так называемой «спецоперации» на территории Украины (так в России называют полномасштабное военное вторжение в Украину — КР), которая обернется вторым «чеченским синдромом»:

– Люди, которые с автоматами бегают за границей, вернутся – им нужно будет куда-то устраиваться работать. Скорее всего, они пойдут в силовики. Росгвардия, полиция, ППС пополнятся людьми, которые очень многому научились во время боевых действий. И, как после Чечни, уровень насилия у нас резко возрастет. Мы готовимся именно к этому.

Символика Комитета против пыток

Стремление российского государства уничтожить «Комитет против пыток» ослабляет контроль за силовиками, которые чувствуют безнаказанность, говорят правозащитники. Но, по мнению Игоря Каляпина, все 22 года миссия КПП была еще и в том, чтобы внушать обществу нетерпимость к пыткам. «Как-то не очень всё это привилось», – признается Каляпин :

– Если мы хотим системно изменить что-то в плане применения пыток и обеспечения законности в уголовном процессе, то нам свои претензии нужно адресовать не только вот этим конкретным «ментам», а следователям и прокурорам, которые их крышуют. Президенту, который всем этим командует. Сломаем ли мы этот тренд, воспримет ли это общество, дадут ли нам работать или уже просто как физических лиц начнут привлекать к ответственности и уничтожать? Я не знаю! Смотря как мои коллеги себя поведут, как общество поведет. Будет ли оно реагировать, если нас просто уже сажать начнут? Если не единицы пойдут [за решетку], как Навальный, а десятки, сотни людей. Я ничего этого не знаю, но надеюсь, что большинство моих коллег будут продолжать это делать. А дальше жизнь покажет.

СПРАВКА: Российское полномасштабное военное вторжение в Украину продолжается с утра 24 февраля. Российские войска наносят авиаудары по ключевым объектам военной и гражданской инфраструктуры, разрушая аэродромы, воинские части, нефтебазы, заправки, церкви, школы и больницы. Обстрелы жилых районов ведутся с использованием артиллерии, реактивных систем залпового огня и баллистических ракет.

Ряд западных стран, включая США и страны ЕС, ужесточил санкции в отношении России и осудили российские военные действия в Украине.

Россия отрицает, что ведет против Украины захватническую войну на ее территории и называет это «специальной операцией», которая имеет целью «демилитаризацию и денацификацию».

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта: https://krymrncpwmawlzmap.azureedge.net.Также следите за основными новостями Telegram , Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Предыдущая «Уровень насилия резко возрастет». В России закрылся «Комитет против пыток»
Следующая «Уровень насилия резко возрастет». В России закрылся «Комитет против пыток»

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.