«Зачем вкладываться города, которые почти полностью уничтожены». Что Россия прячет в луганском «треугольнике»?


В оккупированном украинском Лисичанске в результате обстрела города 3 февраля при обстреле ресторана убит так называемый министр по вопросам чрезвычайных ситуаций луганской оккупационной администрации России Алексей Потелещенко. По данным журналиста Дениса Казанского, погибло два так называемых местных российских депутата в Луганске (день рождения одного из них как раз и отмечали в ресторане), а также самоназванные прокуроры. Сначала Россия заявляла, что ВСУ якобы попали в пекарню, в результате чего погибло 28 гражданских, и обвинили Украину в «акте терроризма». Однако вскоре стало ясно, что пострадавший объект является не пекарней, а рестораном (его вывеска ADRIATIC видна и на съемках пропагандистских СМИ). Лисичанская военная администрация сообщила телеканалу «Суспільне», что заведение российские силовики питались там и проводили совещания.

Лисичанск, где произошел инцидент, а также соседние города – Рубежное, Северодонецк и Кременная – самые закрытые населенные пункты среди всех оккупированных Россией. Их отличает близость к фронту, сравнительно непродолжительное время жизни под оккупацией, сильное разрушение и страх российских войск перед местным населением. Ему не доверяют. И принимают меры по ограничению контактов с внешним миром. Донбасс.Реалии (проект Радіо Свобода ) расскажет о таинственном «треугольнике» – Северодонецке, Лисичанске и Рубежном – и их соседке Кременной. Что там прячут российские оккупанты?

Уничтоженное в результате атаки ВСУ помещение в Лисичанске. Украина, февраль 2024 года

В апреле-июле 2022 года российская армия оккупировала Рубежное, Северодонецк и Лисичанск, которые через тесную связь друг с другом исторически называют городами треугольника; а Кременная, расположенная неподалеку, стала последней крепостью Луганщины, которую оккупанты захватили в августе 2023-го. Сейчас местность под Кременной перетекает в знаменитый Серебрянский лес, где российские войска пытаются прорвать украинскую оборону.

Несмотря на то, что города частично уничтожены (например, Рубежное наполовину разрушено), там остаются жить люди, но нередко без воды, отопления и света. А приближенность населенных пунктов к фронту автоматически делает их удобной площадкой для российского военного хаба.

Все герои материала согласились говорить с Донбасс Реалии на условиях анонимности, поскольку они продолжают находиться на оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей, и раскрытие имен создаст для них опасность. Как Россия использует оккупированные города Промышленные предприятия – база для техники, школы и училища – для личного состава

Несмотря на то, что большинство промышленных предприятий, которые расположены в Лисичанске, Северодонецке, Рубежном, разрушены, российские солдаты используют их как военный автопарк.

Так, украинская аэроразведка зафиксировала размещение минометов, 122-мм гаубиц Д-30, танков, «Град», УАЗов, газелей и личного состава на территории Лисичанского НПЗ.

По словам главного редактора издания «Трибун» Алексея Артюха , несколько школ в Рубежном переоборудовали под военные госпитали. Местные в разговоре с Донбасс.Реалии также отмечают, что учебные заведения часто используются российскими военными для базирования.

Об этом пишут даже пропагандистские Telegram-каналы России. Например, там сообщают, что в новогоднюю ночь ВСУ ударили по 94-му лисичанскому училищу, где базировался казацкий добровольческий отряд «Кубань».

Уцелевшие дома – жилье для российских военных

Менее всего из Рубежного, Северодонецка, Кременной и Лисичанска пострадал последний город. Местные говорят, что российские военные размещаются в домах, которые находятся в «неразваленных районах», где есть свет, вода и отопление.

По словам собеседника Донбасс.Реалии Ирины из Рубежного, часто «свободные» квартиры имеют владельцев, которые выехали из оккупированных городов.

«В документах это называют «маневренный жилищный фонд», а по факту – «отжали». Заехали они в наш дом, а там на этаже живет только пенсионерка. Вот она позвонила по телефону настоящим хозяевам, сказала, что происходит, а ей говорят: «А как мы их выгоним, если мы в Украине?» Выгнать можно – нужно идти к оккупационным властям, писать запросы и… там есть алгоритм. Но кто это будет делать, если все понимают: приедешь сюда – здесь и останешься», – говорит Ирина.

Некоторые местные считают, что можно обратиться в «конкретные органы». Как результат, из такой квартиры могут выселить российских военных, но для этого владельцам нужно вернуться в оккупированный город

В Лисичанске «официально» начали открывать замки в квартиры. Оккупационная администрация говорит, что таким образом пытается решить вопрос с отоплением. Открыли, заменили трубы и вышли. Однако как потом хозяевам, которые возвращаются в город, получить новые ключи, ни в одной из инструкций не сообщается, говорят местные.

В оккупированном Лисичанске уже начали открывать квартиры без хозяев. Имеются зафиксированные случаи в Рубежном Россия боится настроений местных: вероятно, именно поэтому держит их закрытыми

Именно из-за более проукраинских взглядов, чем на оккупированных с 2014 года территориях, «треугольник» закрыт от других глаз, говорит Алексей Артюх. Ведь командиры войск РФ считают, что вокруг враги, сдающие координаты.

«На оккупированных территориях очень много проукраински настроенных людей. И мы видим, что даже в оккупированных Рубежном, Северодонецке, Лисичанске – там, где очень большое сосредоточение российских военных – все равно появляются антироссийские надписи. И туда прилетает», – говорит он.

Это мнение поддерживает и главный редактор «Реальной Газеты» Андрей Дихтяренко : «Я общался с людьми, которые были на той территории очень долго, и передавали информацию, координировали движение. Но действительно очень негативное отношение местного населения к российской армии – там готовы помогать и молодые, и старые. Поэтому сопротивление местного населения оккупантам – это неудобно для России. Как можно показывать, что здесь их ждали, что они спасают, когда им не рады? И боятся, конечно, что будет передача всей необходимой информации украинским военным».

На улицах Рубежного в Луганской области. Украина, архивное фото

В городах «треугольника» периодически вводят контроль на въезд, рассказывает жительница Рубежного Ирина. По ее словам, иногда ситуация доходит до абсурда.

«Моя дочь живет в другом городе, но он тоже под оккупацией. Она приезжала несколько раз в неделю, когда я болела: привозила лекарства, еду. Каждый раз ее пропускали после небольшого общения – к кому едет почему, как надолго. И она за это время уже примелькалась. На выходных ехала снова, ее остановил россиянин, который уже несколько раз с ней общался, и не пропустил, потому что она официально не живет в Рубежном», – говорит Ирина.

В Кременную, как пишут в местных пабликах, можно заехать только по специальным пропускам, которые нужно получить у оккупационных властей.

В каждом городе свои правила въезда пишут в социальных сетях. Из-за отсутствия связи их трудно узнать

«Все зависит от того, как прошла ночь. Если были прилеты, то российские солдаты реально бесятся. Вводятся более жесткие проверки, вот эти «специальные пропуски», потому что реально боятся. Когда в очереди слышат недовольство, то кричат что-то типа: «Скажете спасибо вашим ждунам», – рассказывает житель Кременной Иван Сергеевич . Добавляет: таким поведением российская армия как бы подчеркивает, что в городе остаются люди, которые передают информацию украинским воинам, и именно из-за этой категории жителей у другого населения теперь проблемы.

Но угадать, когда и какие правила будут действовать на въезд – невозможно. Ситуацию следует отслеживать здесь и сейчас. В один день могут действовать пропуски от оккупационных властей и любое упоминание, что тебя что-то связывает с этим городом (документы на недвижимость, подтверждение, что здесь живут родственники), а в другой – только паспорт, где есть прописка в конкретном городе. Однако узнать, что и как действует – тоже трудно , ведь в городах проблемы со связью.

Связь тоже включать местным опасаются

«Бермудско-луганский треугольник», шутит жительница Лисичанская Инна , когда рассказывает о связи в городе. Мобильной связи нет, даже созвониться по городу – это настоящий квест. Пока оккупационные власти еженедельно заявляют о новой «победе» – очередном установленном таксофоне – в городах люди не имеют возможности вызвать даже скорую.

Оккупационные власти считают, что установка таксофонов спасет ситуацию в городах. Местные – другого мнения

«Были случаи, когда у человека сердце схватило, а ему нужно доползти до ближайшего таксофона, чтобы попросить о помощи», – говорит Инна.

Новости о таксофонах по городу она называет возвращением в Советский Союз. Если же в городах появляется мобильная связь, то только у конкретных абонентов (где номер начинается с +7959) и на несколько часов.

Интернет в Северодонецке включили не для всех и не на долгое время

Оккупационные власти обещают подключить интернет после выборов в России.

Местные уже обсуждают, что готовы самостоятельно поставить усилитель связи на крыше, как это делают военные. Но боятся, что за это могут быть наказаны.

Ощущение постоянной опасности

А боятся российских солдат украинцы в оккупации не зря, говорят местные в разговоре с Донбасс.Реалии . Были уже случаи, когда оккупанты расстреливали жителей. Один из последних случился в конце января: в Кременной расстреляли 60-летнюю женщину, ее дочь и зятя. Информацию подтвердили и пропагандистские СМИ России. Причины – не сообщаются, но местные не исключают, что произошло из-за подозрений в помощи Украине.

Что еще хоронят здесь

Закрытыми «треугольник» Россия держит не только из-за опасений утечки информации к украинским силовикам, но и из-за того, что вид этих призраков противоречит картине того, как «русский мир» несет оккупированным украинцам парки, скверы и материнские выплаты. К примеру, такую картинку Россия отчаянно создает в Мариуполе, Бердянске, Скадовске.

Ни один из этих четырех городов Россия не будет восстанавливать, считают местные. Убеждены: их территория – буферная зона, ее агрессору не жалко и совсем потерять.

«Бои за Луганск, если их так можно назвать, завершились в сентябре 2014-го, дальше – город окончательно захватила Россия и понемногу налаживала жизнь: у людей был свет, отопление, вода, продукты и препараты завозили гуманитарками из России. Проблемы были только с ценами на товары, которые они и разворовывали из гуманитарной помощи. Но город не был разбомблен, как бы они сейчас ни говорили, что кто-то бомбил Донбасс. А с 2022-го Россия вкладывает в Луганск деньги, завозит туда еще больше своих людей, чего не скажешь о том же Северодонецке. Мы не нужны. Мы – буферная зона», – говорит северодончанка Оксана.

Придерживается такого мнения и кременчанин Иван Сергеевич. Говорит, что в городах не осталось молодежи или детей, которых Россия хотела бы вывезти и «перевоспитать».

«Пенсионеров им своих хватает, зачем еще голодные рты? Промышленность у нас не работает, восстанавливать ее – это выброшенные деньги. На это уйдет несколько лет, а выхлопа – ноль. Да и слушайте, мы все знаем, как Россия к своим шахтерам и заводам советских времен относится – там еще заброшенность», – говорит Иван Сергеевич. Добавляет: Луганщине уже после войны нужно будет несколько десятков лет, чтобы разминировать ее, поэтому земля как агропромышленный трофей России вряд ли интересна.

«Вот и будем мы буферной зоной между Украиной+НАТО и Россией. Они не могут отстроить те территории, которые были захвачены еще в 2014-м. Зачем им вкладываться в те города, которые они почти полностью уничтожили», – говорит Иван Сергеевич.

А как тогда живут в этих городах украинцы?

Два года без света, отопления, с выбитыми окнами, а в некоторых районах – без воды. Больше всего от проблем с электроснабжением страдает Кременная, которая расположена ближе всех к фронту. Здесь света может не быть по нескольку дней; хуже тем, кто живет дальше от центра.

«Появление света сегодня – это не показатель, что он у тебя будет через час. Ремонтные бригады не успевают восстанавливать. Конечно, говорят – Украина обстреливает постоянно, а также работа украинских беспилотников, поэтому проблемы с электроснабжением. Но в городе уже не то количество людей и давно – не те потребности на свет. Уже можно было бы починить и включить всех абонентов. А у нас есть районы, где свет отсутствует неделями», – рассказывает житель Кременной Валентин .

В Северодонецке и Лисичанске больше районов имеют свет, но здесь борются с отсутствием централизованного отопления, поэтому люди вынуждены постоянно включать обогреватели, а затем получают немалые квитанции за свет.

Дома в Рубежном Луганской области. Украина, архивное фото

В середине января в одном из местных Telegram-каналов также опубликовали видео северодончанки, рассказывающей о жизни в городе. По ее словам, люди неоднократно обращались за помощью в «администрацию ЛНР» и «администрацию президента РФ», но все бесполезно.

«Это все зря. Все письма и звонки перенаправляют в Луганск, который по большому счету занимается решением своих «проблем» за счет таких маленьких городков, как наш «треугольник», – говорит женщина.

А что с «российскими восстановлениями», якобы проводимыми бригадами из Челябинска и Тулы?

Российские СМИ постоянно сообщают об очередных возобновлениях на оккупированной Луганщине. Рабочие приезжают из разных регионов России и ремонтируют городам (Сорокино, Довжанск, Хрустальный, Северодонецк и т.д.) сады, школы и больницы. Едва ли не каждую неделю и в оккупированный Лисичанск приезжают такие, из Татарстана: именно этот регион считается шефом над украинским городом, и что-то отремонтированное «открывают». Но реальность другая, – говорит Алексей Артюх.

«Они когда-то на пропагандистских ресурсах показывали кадры якобы восстановления дома в Северодонецке. Вот смотрите, мы построили новый дом. А то вообще фотография дома из Алчевска была. Если вы проанализируете их соцсети, то они набрасывают один и тот же тезис – мы восстанавливаем, мы открываем, мы восстанавливаем. Но в городе ничего не меняется. Город заброшенный, из центра даже не вывозят мусор», – говорит Артюх.

Донбасс.Реалии подтвердили местные жители, что через два года в городах «треугольника» были отремонтированы квартиры в нескольких десятках домах, в некоторые потом запустили жить российских военных. В других ремонт был очень условным.

«Мы ремонтировали свою квартиру в Северодонецке самостоятельно. Во-первых, очереди установки окон или ремонта крыш, как в Советском Союзе – ждать несколько месяцев. Скорее получится самостоятельно заказать и вставить. Во-вторых, качество. На нашей улице ремонтировали здание. Долго, но все же сделали. Туда заехали в несколько квартир люди. После нескольких недель дождя – крыша начала пропускать воду, а потом вообще «завалилась». Пол нужно было сразу переделывать. Есть случаи, когда мародерили эти сибирские ремонтники», – говорит северодончанка Анна .

Такие показательные ремонты и восстановления – это и отмывание денег российского бюджета и белый шум о постоянных победах, ведь их нужно генерировать, говорит Андрей Дихтяренко.

«Они постоянно должны рассказывать, как все прекрасно, все восстанавливается, становится жить лучше. Но поводов для такого позитива почти нет, и тогда придумывается хоть что-нибудь. Мы установили телефон, как в СССР. Ура! В Луганской области наконец-то появится надежная связь. Но когда у тебя 70-90% города развалено, дороги не отремонтированы, а тебе поставили таксофон – это какой-то сюр», – говорит Андрей Дихтяренко.

По его мнению, белый шум создается не для оккупированного населения, а именно для России: там должны и дальше считать, что российские военные не мародеры, убийцы или насильники: они несут блага цивилизации туда, где их до этого вроде бы не было. Хотя вокруг чернеют выгоревшие этажи жилых домов, а когда-то обычные восточные украинские города превращены в военные базы.

СПРАВКА: Российское полномасштабное военное вторжение в Украину продолжается с утра 24 февраля 2022 года. Российские войска наносят авиаудары по ключевым объектам военной и гражданской инфраструктуры, разрушая аэродромы, воинские части, нефтебазы, заправки, церкви, школы и больницы. Обстрелы жилых районов ведутся с использованием артиллерии, реактивных систем залпового огня и баллистических ракет.

Ряд западных стран, включая США и страны ЕС, ужесточил санкции в отношении России и осудили российские военные действия в Украине.

Россия отрицает, что ведет против Украины захватническую войну на ее территории и называет это «специальной операцией», которая имеет целью «демилитаризацию и денацификацию».

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощьюзеркального сайта: https://d2pehp0oxwuasf.cloudfront.net/следите за основными новостями вTelegram,Instagram иViber. Рекомендуем вамустановить VPN.

Предыдущая «Федерализм – это когда люди в регионах выбирают себе власть». Борис Надеждин об устройстве России
Следующая ССО Украины заявили о подрыве антенны на одной из захваченных РФ вышек в Черном море

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.